Комбанва,
Гость
Вы тут 'Залетный'
Регистрация
Вход
Страница 1 из 11
Форум » Читальный зал » Ориджинал / Original » Зараженный (Ориджинал, NC-17)
Зараженный
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 20:23 | Сообщение # 1
Постов: 32
Зараженный

Автор: Ния.Чайка (https://ficbook.net/authors/1393478)
Беты (редакторы): Рясяр (https://ficbook.net/authors/275292)
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Фэнтези, Первый раз

Размер: Миди, 36 страниц
Кол-во частей: 10
Статус: закончен

Описание:
Из-за собственной беспечности юный бессмертный оказался в безвыходной ситуации. Все, что ему осталось - путь и надежда. И вера в богов. Но безумие заражения сильно - Вирель в отчаянии, лишенный всего привычного. Но солнца сияют, заботятся и даже невозможное может произойти под лучами Лиарии...

Посвящение:
Любимой бете, соавтору и читателям.


Отредактировано Ния - Воскресенье, 31.07.2016, 20:47
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 20:29 | Сообщение # 2
Постов: 32
Часть 1

Бушевал в панике портовый город Альдан, раздавались на площади крики безутешной матери двух детей, убитых неизвестным хищником, судя по лужам крови. Бушевали и люди, вспоминающие «иным» — мистическим существам, всякую их раннюю оплошность. Самих драконов, вампиров, оборотней, даже эльфов и нимф никто слушать и не желал, хотя они и знали, что произошло. По-крайней мере, предполагали.

Город им пришлось покидать в спешке, пока вновь не вспыхнули «очистительные» костры на площадях, погасшие всего полвека назад с большим трудом. Перед лицом опасности брали наездников своенравные крылатые ящеры, напрягали свои крылышки нимфы с детишками на руках, отходили торговые корабли. Каждый по прибытии стремился предупредить народы о том, что им всем нужно закрывать свои острова — слишком хорошо было известно, какими безумными и жестокими могут быть люди.

Но и не только это гнало их вперед, прочь. То, что сгубило детей, что люди сами по глупости своей приманили в свой городишко из ближайшего леса — ненасытно, жестоко и безумно. Опасно даже для дракона, если будет ослаблена бдительность. Проклятья в спину убеждали их в том, что выбор правилен — неблагодарные создания уже позабыли, как помогали травницы-эльфийки, как находили источники и оживляли растения улыбчивые нимфы… Всех собак вновь спустили на них, отринув все светлое. Что же, поделом им, еще взмолятся, когда чудище вернется новой ночью, когда загорятся блуждающие огни и некому станет отгонять души мертвых.

Одним из ставших наездником оказался наглухо закрытый плащом бессмертный, опасливо поглядывающий по сторонам. Тонкие бледные руки, вцепившиеся в гребень ящера, и высокие сапоги из кожи были единственным, что показалось из-под укрытия «хламиды», удерживаемой магически. Создание потряхивало, словно в лихорадке, да так, что даже дракон почувствовал это в полете, кося на него янтарным глазом.

— Холодно? — поинтересовался мысленно и участливо он. В ответ подобный им всем беженец отрицательно качнул головой. — Плохо? — В этот раз ему кивнули. — Удержишься? — Новый кивок немного успокоил, вернув к прежнему ритму полета, однако теперь, если пассажир сорвется, смогут поймать.

Трясущийся и испуганный юноша же пытался справиться с тошнотой и оставить позади то, что произошло в том лесу. И не выдать себя — иначе его ждет мучительная смерть. Главное сейчас было покинуть людские земли, так было решено про себя, а с остальным можно будет разобраться. Пусть будут к нему милостивы боги каждого из народов, пусть найдется Отступник-маг, что сумеет помочь! Хоть под нож, лишь бы…! Иначе ему конец…

Для друзей он остался у людей, это они расскажут матушке, лучше пусть оплачет его, омоет слезами пустую семейную гробницу, чем вернуться таким! Он даже хуже, чем мертв. Сердце сжалось, на чешую закапали слезы. Как скоро он разучится плакать, думать? Ответа не было, никто не знал его, да и спросить невозможно. Наверное, ему стоило не улетать, а взойти на людской костер, но слишком хотелось жить, сильна была надежда. Да и разве пока виноват он в чем-то? Он и сам жертва!

На родные земли вместо загорелого и задорного троюродного брата Владыки Светлых Эльфов ступила его бледная тень. Кожа стала бела, как снег, пухлые губы стали тонкими, бледно-розоватыми, тени под глазами, ныне льдисто-серыми, а не сияющими голубыми, длинные грубоватые пряди таких же тусклых волос вместо шикарного золотого водопада, заостренные скулы и худоба. Все это было скрыто от собратьев разумных, но парню все равно казалось, что все смотрят на него, все знают, что его сейчас скрутят и сами бросят в огонь… Или его опалит дракон — еще проще.

Ужасно хотелось есть. Просто невыносимо… Но силы бороться еще были, давая шанс на выживание и благополучный исход, ничем не показывая, что алый ящер рядом, готовящийся взлететь, принес с собой опасное создание, способное сгубить многих. Бывший эльф, борющийся с собой, ушел подальше к каменистым берегам, в пещеры, куда почти никто не совался и, как надеялся, не сунется. Здесь будет его временное пристанище.

А завтра он обходными, ненаселенными путями отправится искать того или ту, кто сумеет оказать ему помощь. А если ни у кого из них не выйдет или разум покинет путника, то сожжет…
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:34 | Сообщение # 3
Постов: 32
Часть 2

К утру тело юноши, привыкшего к пуховым перинам, ломило, да и продрог он нещадно. Похоже, еще многое в нем осталось от эльфа, поэтому даже неудобства стали бальзамом на душу, показатель того, что он все еще нуждающийся в комфорте разумный, как и легкое тепло магии, отозвавшееся в солнечном сплетении. Ее было решено не расходовать по пустякам — возникло предположение, что именно чуждая новой природе сила сдерживает окончательное превращение. И если так, то потерять ее — безрассудство.

День явно будет пасмурным, но опасаться дождя не стоило, определить это не стоило труда — им совсем не пахло в воздухе. Вдыхая приносимый ветром приятный запах моря, юный путник разминался, возвращая себе подвижность и слегка улыбаясь подобной погоде. С раннего детства он любил именно такую, а не, например, солнечную или дождливую, а уж тем более снежную. Они казались крайностями, а облачность дарила покой и равновесие среди круговерти. Достаточно суеверный парень счел это хорошим знаком.

Но дальше все оказалось не так радужно. Съеденная на пробу горстка ягод со скального кустарника, запитая водой из единственной вещи, кроме кинжала, оставшейся с ним — непересыхающей фляги, в желудке не удержалась, заставив его долго и мучительно содрогаться в рвотных спазмах. И голод после этого лишь усилился, словно убивая осознанием того, что к привычной пище ему больше не прикоснуться. А к нужной… предпочтительнее подохнуть. Пусть и зверя внутри удержать удалось с трудом.

Несмотря на то, что Вирель казался себе слабее котенка, путь вдоль скал к тайной тропе он одолел легко — сказывалось увеличение выносливости и скорости. С неудовольствием пришлось отметить прискорбное состояние узкой дороги, тут и там поросшей то колючими кустами, то травой по пояс. Что же, хоть один плюс — попасть в змеиное гнездо для него неопасно, как и к хищникам. В случае нападения неизвестно, кто еще умрет в мучениях. Парень склонялся к тому, что не он. Вскоре предоставилась возможность проверить свою теорию на небольшой кобре, попытавшейся укусить его за ногу, тогда-то и стало понятно, почему, пробиваясь, он даже не поцарапался: бедное создание едва не сломало клыки и сочло за благо уползти. На пробу попытавшись кольнуть себя кинжалом, эльф выяснил, что, несмотря на прежнюю нежность и мягкость кожи, пробить ее не смогло бы даже, пожалуй, попадание стрелы. Но этого пробовать совсем не хотелось.

К вечеру сознание начало мутиться от голода, приглушая свойственное ему миролюбие и переключая его в режим не разумного, а озверевшего хищника. Жертвой стала лисица, разорванная голыми руками и в чью плоть он вгрызался сырой. Как ни странно, но, когда трапеза была окончена, парень был сыт и почти не чувствовал отвращения к своему деянию.

— Все могло быть хуже… — тихо прошептал он себе, отмывая кровь с себя и одежды с помощью фляги. — Гораздо хуже. А так, можно сказать, все как обычно, только мясо не жарил и охотился… необычно.

Успокоение эти слова вправду принесли, хоть и оставили осадок. Но изменить он ничего не мог, да и следующая часть пути требовала временного выхода на главный тракт, где полный желудок изрядно облегчает задачу. Порадовало то, что пятна с не самого обычного плаща смывались легко, но вот с самого облачения… В итоге он был довольно мокрым, и все равно кое-где на белой тунике или штанах виднелись характерные следы. Впрочем, с учетом того, что эльф полностью кутался в верхнюю часть вещей, масштабы трагедии он преувеличивал. Исключительно из-за любви к этим предметам гардероба, теперь еще и единственным. Поскольку бодрости прибавилось, да и время поджимало, задерживаться Вирель не стал. И проклял это через треть пути, как и свою везучесть.

Разбойники скрутили его как котенка — такого отребья хватало даже среди высших разумных, правда, чаще среди обращенных, но скорость их все равно не уступала скорости эльфа. Вдавленный тяжелой тушей в пыльную дорогу осмотрел тех, кого смог. Обращенные-оборотни, как и ожидалось. Уж не те ли, что отравили не так давно старшего сына Вожака? Он слышал об этом еще до того, как отправился в земли людей, как и о том, что виновники скрылись. Невольно с губ сорвался вздох. Пожалуй, принимай он происходящие изменения организма как должное, и им бы не удалось застать его врасплох, но это шаг ближе к пропасти, из которой путь лишь в могилу. Вернее, в прах.

— У меня нет денег! — дернулся придавленный мускулистым телом к земле путник, пытаясь не дать связать запястья за спиной. Безуспешно, к сожалению. Бархат его голоса, единственное, что осталось неизменным, раздался вновь. — И ничего ценного!

Шайка оборотней загалдела, и в ответ послышался ехидный голос главаря, затянувшего узел сильнее нужного. Откуда ему знать, что жертва не ощущает дискомфорта от веревок?

— Эльфик? Прекрасно. Может, тогда расплатишься за свободу натурой?..

Его резко перевернули на спину и рванули в стороны плащ, открыв тело и заставив парня задохнуться от ужаса понимания — его магию для удерживания вещи сорвали, вероятно, с помощью какого-то амулета, так как сил в зачаровывание вещи он влил порядочно, просто так не снять. В своем страхе он совсем забыл, что откроется глазам пленителей.

Те же, едва завидев его вид и следы острых и крупных клыков на предплечье, шарахнулись в сторону и рванули прочь с такой скоростью, какой, наверное, позавидовал бы и виновник проблем Виреля. С губ их при этом не сорвалось ни писка, крик ужаса просто застрял в горле.
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:35 | Сообщение # 4
Постов: 32
Садясь и легко разрывая веревку, парень вздохнул и подтянул колени к груди. Он и сам поступил бы так же и прекрасно понимал, почему разбойники сбежали. Характерные приметы, единственные из узнанных достоверно, прямо выдавали в нем вендиго, да еще и в заляпанной кровью одежде, пусть отчасти и отстиранной. И даже его не слишком утешало то, что еще не полностью обращенного. А шайке точно не до вынюхивания того, кому эта драгоценная жидкость принадлежала.

— Выдержал бы я, если бы был голоден?.. — Как-то филосовски поинтересовался он у пустоты и тут же мотнул головой, прогоняя желание погнаться за обидчиками и наплевать на внутренние устои. Аукнулся охотничий инстинкт твари, укусившей его. — Нет. Звери, только звери, дальше опуститься я просто не могу себе позволить.

К вечеру тучки все-таки растянулись, и теперь на небе одна за другой загорались звезды, на дороге было тихо и безлюдно, а сидящий на ней несчастный и не думал вставать. Он находился не в реальном мире, он вспоминал, режа по живому, то, что с ним произошло.

Когда пришла его пора помолвки, он отверг выбор отца, наслушавшись материнских рассказов о искренней, прекрасной любви, ради которой можно свернуть горы. Глубоко увлеченный популярной, но стервозной особой, чуть более низкого сословия, он тогда решил, что она и есть ТА САМАЯ. И предложение его, конечно же, поступило именно ей. Девица тогда не отвергла, но и согласия не дала, прося особый подарок, после которого сразу же состоится помолвка. Естественно, эльф, как особо романтичный кавалер, пообещал свою даму порадовать.

Будь проклят навеки тот день, когда он пошел за растущими лишь в людском лесу и ночью цветами для капризной невесты. Следовало слушать отца и не гоняться за вертихвосткой. Да и друзья, составившие ему компанию в отплытии на чуждые территории, твердили тоже самое. На третий день подобного, помнится, разобрала злость и в лес он ушел один. Где и столкнулся с тем, кто заставил его окаменеть от ужаса — огромным созданием с серой кожей, с огромными когтями на руках и ногах, лысым, клыкастым… Очертания человека в этом угадывалось уже слабо. Вендиго. Трапезничающий человеческими детишками, с омерзительным чавканьем.

Шок, ужас, подступающая к горлу тошнота — это испытывал юноша, столкнувшись с живым кошмаром и страшилкой каждого разумного с самого раннего детства. Шаг назад, треск прута, и ЭТО несется на него. Чудом парень успел достать Заговоренный эльфийский меч, который не мог убить чудовище, как и другое оружие, но мог накрыть мощным куполом любую нечисть, давая время для побега. Прав отец, самое благоразумное оружие. От укуса Виреля это не спасло, а вот от участи детей вполне. Меч он потерял, убегая. О том, чтобы вернуться за ним, не было и мысли. «Бежать!» — вопили инстинкты. Мозг тогда работал слабо и лишь в тот момент, когда его скрутило в приступе мучительной боли на выходе из леса, а кожа его стала белеть, пришло понимание произошедшего. Вместе с невероятным желанием жить. Поэтому, едва его отпустило, превратив в нечто среднее между эльфом и монстром, он занялся своим плащом, накладывая все чары, что были ему под силу. Хорошо, что его тогда никто не видел. А когда закончил, уже занимался рассвет и перепуганная мать подняла панику. По словам людей, юноша понял, что, освободившись от барьера, трапезу мерзкое существо закончило и от детей даже хоронить нечего. С одной стороны их было жаль. А с другой им нечего было шляться где не следует. Да и родители хороши… В этой истории он жалел больше «волшебные народы» — как зовут их всех люди. Вот кто действительно стали жертвами. Собратья — случая, он сам — своей глупости, чего не отрицал.

«Ну ничего, пока жив — шанс есть, — подумал он, вставая и отряхиваясь. — Не время предаваться хандре, тем более нельзя оставаться тут. Если эти разболтают, что встретили вендиго, то проблем прибавится… Ладно, хотя бы не надругались, вот тогда бы я удержаться не сумел…».

Тем детям уже не помочь, а он… Он еще эльф, пусть и наполовину. И у него есть надежда на Отступников, именно за рискованные эксперименты и магические манипуляции изгнанных своими народами. Опускать руки ему рано, крайне рано. Даже если его не сделают вновь собой, а лишь остановят процесс перемен, Вирель удовлетворится и этим. Лишь бы сохранить разум, а там можно, подобно отшельнику, поселиться где-нибудь подальше, чтобы никого не пугать своим видом. Зато живым остаться. А может, он просто потратится на меняющий внешность амулет и будет жить так же, как и до этого. Такие, разумеется, безумно дороги, но не в таком случае считают деньги. Все же он надеялся на счастливую и крепкую семью в будущем.

Набросив плащ, юноша продолжил свой путь, стремясь побыстрее оказаться на тайных тропах, на случай преследования. Мысленно прикинул срок пути, с учетом того, что в отдыхе он нужды не ощущал. Получались сутки, вместо двух. Это было только на руку, хотя эльф и сомневался, что один из его родичей, пусть и Отступник, сможет помочь. Но, по-крайней мере, будет держать язык за зубами. Не даром, разумеется, но и не за деньги, которых с собой не было. Предполагалось, что за кровь, ноготь или волос, с помощью которых возможно будет изучить подобное обращение. Отсюда вставал вопрос — как их дать, если кожа крепче любой брони в подобном плане?

Ответ пришел не сразу, но пришел — поранить десны. Осторожно попытавшись, понял — оно. Уязвимая зона. Скорее всего, так же и у вендиго, но кто в здравом уме полезет им в пасть, с их то скоростью? Проще и впрямь сжечь, пламя верное и абсолютно точное оружие против этой нечисти. И то, иногда некоторые не успевают.

Волос обрезался легко, а вот что делать с ногтями, которые, оказывается, вытягиваются в когти, об которые он едва не сломал любимый кинжал?.. Что же, возможно это решит сам маг. Или удовлетворится тем, что есть.

Вирель облегченно выдохнул, когда к утру ступил на скрытую дорогу и в этот раз пошел особым, «парящим» светлоэльфийским шагом, дабы не примять траву и не выдать себя этим.

А к вечеру эта заросшая дорога вывела его к небольшому домику из белого камня, с крытой бревенчатой крышей и железной дверью. Смотрелся он нелепо, но с магической точки зрения вполне рационально — каждая из этих вещей была неплохим проводником, который в случае катастрофы выведет ее последствия наружу и устоит. Магией от сооружения несло так, что ввергало в состояние эйфории, будто от бокала крепчайшего вина дроу. Зато все потраченное, даже на тот же шаг, восполнилось в нем троекратно.

Глубоко вздохнув, приведя мысли в порядок и набравшись решимости, юноша шагнул на порог и постучал в дверь, оповещая хозяина о визите. Если ему не помогут с обращением, то хоть с внешностью — слишком приметен. В случае поисков, которые обязательно будут, найдут с легкостью, особого ума не надо.

Тихо заскрипела, открываясь, дверь, заставив его подобраться.

— Кто ты и как ты тут оказался? — спросил грозный мужской голос, на обладателя которого Вирель вдруг не решился поднять взгляд.
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:37 | Сообщение # 5
Постов: 32
Часть 3

Юноша мялся недолго, пасовать было поздно. Хозяином дома оказался молодой мужчина довольно крепкого сложения, с коротким ежиком характерных светлых волос. В Виреле такая прическа невольно вызвала содрогание, ведь светлым была свойственна длинная шевелюра, в отличие от часто отступающих от традиций дроу. Шрам на всю щеку мага поверг в новый ступор. Он невероятно искажал точеные черты лица, создавая ощущение постоянной ухмылки на полноватых губах. Почему он не убрал его?.. В этом разумном сложно было узнать блистающего при дворе, по рассказам матери, сердцееца. Сейчас принадлежность к сородичам выдавали лишь глубокие сиреневые глаза, переполненные раздражением, да остроконечные уши — во всем остальном Отступник теперь больше походил на человека. Настолько, что на мгновение его гость подумал, что ошибся.

— И долго ты будешь прожигать меня взглядом? — недружелюбно вымолвил уставший ждать аристократ. — Откинул бы хоть капюшон, болезный.

Щеки молодого парня заалели, он и сам понимал, что начинать общение между представителями одного народа с закрытым лицом по меньшей мере неуважение, а по большей и оскорбление. Но открыться вот так сразу не мог, справедливо опасаясь нападения.

— Прошу прощения… Но сначала пообещайте, что не тронете меня и попытаетесь помочь…

— Даже так? — С легкой заинтересованностью, но не без издевки. — А что мне мешает просто послать тебя и захлопнуть дверь?

Ноги Виреля подкосились, в первый миг хотелось пасть на колени и вцепиться в колени своей надежды, плюя на гордость и унижаясь. Видимо, это прорвалось в его севшем голосе, когда губы отчаянно прошептали лишь одно слово:

— Молю…

Маг нахмурился, открывая дверь шире и отступая в сторону.

— Даю слово. Проходи, судя по всему, разговор предстоит крайне серьезный.

Кивнув, проситель прошел в дом и осмотрелся по сторонам. Он оказался в небольшой комнатке. Слева было два кресла у единственного окна. Перед ними расположился столик, на котором лежала раскрытая книга, наверное, до этого завлекшая внимание хозяина. Справа всю стену занимал книжный шкаф, на котором можно было увидеть как старинные книги, так и совсем новые. Пол не был ничем покрыт, за исключением простого обтесанного дерева, покрытого лаком. Прямо находились три двери в другие части дома и статуя эльфийки с голубем в ладонях, выточенная из зеленого камня, высотой около половины его роста — особая награда Владыки для особо отличившихся по службе. Ее наличие изумило — за что же выгнали того, кто принял высший знак благосклонности? И все же жилище было очень простым, подходящим скорее простому рабочему, но не лишенным уюта, словно согревающим нежными пастельными тонами.

От этих мыслей его оторвал звук закрывающейся двери и спрыгнувший с кресла и до этого незамеченный черный кот, вальяжно прошагавший к хозяину. Гостя он удостоил вниманием не больше, чем муху, пролетающую мимо, но мимолетно прошедшиеся по нему глаза-изумруды были полны мудрости и понимания, в который раз удивляя парня.

— Скидывай плащ. Здесь тебя никто не увидит. И, надеюсь, ты пришел не свести какой-нибудь «ужасный» шрамик на коже, размером сантиметров в пять. — Отступник прошел к окну и опустился в кресло. Питомец тотчас же запрыгнул на его колени и заурчал, принимая ласку хозяйских пальцев.

«И руки у него тоже больше похожи на человеческие…» — машинально отметил Вирель, сбрасывая на пол свою защиту от посторонних глаз.

— А за этим тоже ходят? — Пытаясь отвлечься от комка страха в горле, прохрипел он.

И хозяин, и его животное застыли, глядя на замершего в середине обращения юношу. Глаза обоих были расширены, но скорее в изумлении, чем в ужасе. Нападать на него тоже никто не пытался, что весьма обнадеживало. Мужчина не слишком ласково обошелся с котом, резко сбрасывая того с колен и подходя к эльфу. Голос его прозвучал хрипло, когда он спросил, обводя пальцами почти заживший укус на плече застывшего визитера.

— Ходят… Но у тебя и впрямь все серьезно… Я могу ошибаться, но… Вендиго?

Получив в ответ кивок, маг нецензурно выругался, замельтешив по небольшому свободному пространству.

— Вы поможете мне? Вы знаете, что можно сделать? — с надеждой поинтересовался юноша, следя за ним взглядом.

— О, разумеется, ко мне же часто заходят на чай вендиго или разумные вроде тебя, застывшие на половине! — раздраженно съязвил хозяин и чертыхнулся. — Это плохо, очень плохо…

— Я согласен даже на эксперименты… — Прозвучал в комнатушке откровенный крик души.

— Которые я не провожу!

— Но… Как же…

— Я не Отступник. Я ушел сам и за слухи, выдуманные после этого, не отвечаю! — Наконец маг остановился. — Имя? Возраст?

— Вирель, 50.

— Едва детский возраст прошел… Тебя кто-нибудь видел?..

— Да, на меня напали на тракте и сдернули плащ.

— Только этого еще не хватало… Надеюсь, ты их…

— Они живы и целы, — даже несколько обиделся паренек.

— Уже лучше. Пищевые пристрастия?

— Жуткие, но пока, думаю, продержусь на животных. Уже опробовал.

— Обнадеживает. Значит, способен себя контролировать. Просто выгнать я тебя не могу, как и полноценно помочь. Но сбить со следа твоих преследователей и дать амулет внешности смогу. Как монстр ты не ощущаешься, эльф как эльф, так что этого пока хватит. — Маг скрылся в соседней комнате и спустя пару минут вышел с простеньким колечком и отдал гостю. Стоило тому одеть его, как внешность вернулась к той, что была до трагедии. — Так гораздо лучше. И безопаснее. Но плащ все равно носи с собой, мало ли. Пойти с тобой я не могу, но отпустить одного… Решено. Морок!

Кот встрепенулся, перестав вылизываться, обернулся вокруг своей оси и обратился невысоким черноволосым юношей с невероятными глазами. Тот был немного полноват, что невольно придавало очарования, с простеньким лицом и веснушками на вздернутом носу. Не назвать красивым, впрочем, как и обычным. Собственная нагота его не смущала. По щелчку пальцев мужчины произошло одновременно две вещи — сошли пятна с одежды Виреля, и она вернула целостность, а потом оказался одет в черный простенький костюм бывший кот.

— Хозяин?.. — склонил голову к правому плечу необычный питомец.
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:39 | Сообщение # 6
Постов: 32
— Знакомься, это Морок, мой фамильяр. Он будет сопровождать тебя в земли дроу, ты ведь туда собирался в случае неудачи?.. Будет полезен, защитит, в случае чего позовет меня.

— Конвой, — мрачно уточнил визитер, разглядывая невольного спутника, кивающего на слова мага. — На тот случай, если я не выдержу.

— И это тоже. — Раздался мурлыкающий негромкий голос принявшего человеческий вид духа. — Но поверь, помимо этого я буду делать и многое другое. Обузой я тебе не буду. — Тут он бросил на окно мрачный взгляд и цокнул языком.

— Однако… Нашли его. Портал нужен, Лоран, его применения тут и не поймут. А так застукают. К чему лишний риск?..

Недружелюбно оскалившись, мужчина кивнул на ту комнату, где брал амулет, направившись к входной двери.

— Разрешаю взять. Идите, а я их встречу. Покажу, что тут ловить нечего.

Морок времени терять не стал, сразу утянув гостя в нужное помещение, тот едва успел подхватить с пола свой плащ, и выхватив из шкатулки у двери нужный предмет, переместился вместе со спутником так быстро, что тот даже ничего в комнате увидеть не успел.

Тем временем Лоран открыл дверь и раздраженно оглядел двух молоденьких магов и оборотничью шайку разбойного вида. Много времени, чтобы понять, кто это, ему не понадобилось.

— Что же вы, юноши, с бандитами разгуливаете? И что у меня забыли?

Те немного стушевались, а опытный мужчина легким мановением руки связал собирающихся бежать мерзавцев, почуявших, что запахло жареным.

— Н… нам сказали, что тут видели вендиго… — заикаясь, пробормотал более смелый паренек, заставив мужчину закатить глаза. Он совершенно не представлял себе, что эти зеленые новички могли бы и хотели противопоставить столь опасному созданию. Разве что они хотели его накормить?

— На моей территории это невозможно. Вас обманули. А будь он — вас бы сразу убили. Мой совет, в следующий раз лучше расскажите стоящим на несколько ступеней выше. А вдруг тревога окажется не ложной? А пока лучше доставьте эту банду Владыке, тот браслетик на руке главаря я, кажется, когда-то видел на наследнике оборотней…

Ребятки, казалось, выдохнули и с помощью магии довольно бодро поволокли за собой разбойников, уходя. Лоран зашел в дом и закрыл дверь, а потом засмеялся, не выдержав. Если нынешнее толковое в их науках поколение все такое, то он начинает понимать, почему его периодически просят вернуться. Но ему совсем не хочется валить на себя эту головную боль.

Более того, у него научный проект наклевывается с укушенным эльфенком. Вполне возможно то, что узнает Морок, перевернет все острова и сильно поможет в решении проблем, подобных возникновению самих существ-каннибалов. Это важнее чрезмерно самоуверенных недоучек.

Часть 4

Перенесло путешественников на дорогу, ведущую к порту, где полным ходом шла разгрузка торгового корабля. Пусть расстояние до него было не слишком большим, но эмблему острова, которому тот принадлежал, видно не было. Позади раздавался шум торгового эльфийского города.

Фамильяр осмотрел бесполезный теперь драгоценный камень довольно солидного размера и занес было руку, чтобы выкинуть, как его остановил Вирель:

— Не надо! Его можно продать!

— Зачем? — хмыкнул кот, однако передавал кристалл спутнику. — У тебя что, ни гроша нет? — Положительный ответ ввел его во временный ступор. — Что, даже на оплату плавания?.. Как же ты, позволь спросить, собирался путешествовать?

— Я не подумал…

— И очень плохо! Не натурой же ты собирался платить, со своей-то специфической проблемой! Ладно, что уж теперь… Буду думать за тебя. Нам нужна ювелирная лавка в таком случае.

Чувствующий вину эльф набросил на себя плащ, теперь не кутаясь в него так сильно и оставляя открытым лицо, и повел Морока в город, в ту лавку, куда часто заходил раньше за украшениями. Он шел настолько уверенно и свободно, целенаправленно, что кот заподозрил неладное и поспешил остановить и свести к краю дороги, чтобы не стать препятствием для потока разумных, снующих туда сюда. Да и лишние уши им были не нужны.

— Отдай камень! — резко скомандовал он и забрал вещицу из ладони недоумевающего «товарища». — Глупое создание!

— Что…
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:41 | Сообщение # 7
Постов: 32
— Ты явно собирался сунуться туда, где тебя хорошо знают, я прав? Хочу напомнить тебе о том, в каком положении ты находишься. Подобная глупость как минимум недальновидна! Прав был Лоран, когда отправил меня с тобой, сам ты далеко не уйдешь. Все, жди меня здесь и не вздумай никуда уйти. И не заговаривай ни с кем. Дите дитем… И зови меня Мор, кстати. Незачем светить полное имя чужого магического помощника.

Пружинящей и грациозной, свойственной семейству кошачьих, походкой, фамильяр направился в лавку сам, оставляя пристыженного юношу. Тому было что обдумать за время его отсутствия.

Продавцом оказался ушлый эльф с кукольной внешностью, на которую покупались все посетители, и чрезмерно невинными глазами. Кот лишь хмыкнул, оглядев цены и ассортимент безделушек. Обдираловка, как и ожидалось. Но предъявить ему было нечего, ведь приобретать что-либо нужды не имелось. Позиция невмешательства посыпалась карточным домиком лишь тогда, когда осмотрев и взвесив камень, что ему предлагали, ушлый торговец назвал непомерно заниженную цену. Будь сейчас продающий в истинном виде, шерсть бы его встопорщилась. А так с губ лишь слетело шипение, сопровождаемое непроизвольным возвращением зрачка к истинной форме.

— Вреш-ш-шь, гад!..

Судя по тому, как сощурился эльф, получить так просто положенную плату не выйдет, предстояли торги. Но это ничуть не расстроило фамильяра, имеющего опыт по этим вопросам во многих столицах. До добровольного отшельничества Лоран много путешествовал по делам Владыки и, конечно же, всегда вместе с ним. Так что опыта набрался. Переспорить смогли лишь раз и у драконов, но им палец в рот не клади — даже им самим непонятны причины жгучей любви к золоту и драгоценностям, что бурлит в крови. Ухмыльнувшись, понадеялся, что спутник не найдет себе неприятностей, и начал напирать на хозяина лавки, который выглядел уже не милым созданием, а мегерой, отстаивающей каждую монетку. Но все-таки ему и впрямь было далеко до клиента.

Удача была на их стороне. Деньги были получены, внимания на них не обращали, так что в порт добрались без всяких проблем. Оглядев Виреля, Морок решил взять на себя и корабль, поняв, что наивного светлого в два счета обведут вокруг пальца. Торговый корабль оказался вампирским и, по счастью, уже разгруженным и сразу отправляющимся в обратный путь. Напроситься туда за несколько монет не стоило труда, ведь все торговцы оставались здесь на несколько недель для продажи привезенного. Глядя на то, как ловко и уверенно проворачивает все это Мор, полу-вендиго только диву давался и вздыхал, понимая, что не смог бы так же.

Отплыли они через минут 30. И если юный эльф старался держаться ото всех в стороне, то кот был на диво болтлив, старательно выуживая из всех, кого возможно, информацию. Вечером, когда Вирель уже был в каюте, его мохнатый стражник проскользнул к нему, несколько мрачный.

— Значит так, путешествуем как можно осторожнее. И сегодня, и потом. Из-за произошедшего на людских землях все стоят на ушах, опасаются нападения. Людей ли, вендиго… Обоих, вероятно. Плюс к тому участились нападения на переполненные грузом корабли, этот направился на свой страх и риск. Знаешь, не нравится мне это… Возможно, кого-то ищут. Если же это пиратство, то будем надеяться, что никого не заинтересует…

Договорить он не успел — раздался взрыв, судно качнулось, заставив эльфа упасть на пол, а его сопровождающего навалиться сверху. Через некоторое время послышались звуки недолгой драки. Морок притиснул к себе юношу, слабой магией скрывая хоть и простенькое, но золотое колечко-амулет на его руке и шипя сквозь зубы.

— Правильно я подумал, что все слишком просто идет… С твоей удачей надо сидеть дома, в саду, и одухотворенно любоваться небом, хотя и там ты что-нибудь приманишь. Ты путешествуешь, я твой слуга, понял? Сейчас иначе не выйдет…

Дверь с грохотом распахнулась, являя стоящего на пороге мускулистого мужчину с крайне бандитским лицом и длинными фиолетовыми волосами, заплетенными в боевую косу дроу. Но вот сам неожиданный «гость» явно принадлежал к драконам. Мор напрягся на миг, узнавая его и радуясь тому, что заместитель главы королевской стражи, ее серый кардинал, видел его лишь котом, во время деловой поездки. А значит, не опознает. Тем временем в помещение вошли несколько мужчин и связали их. Эльф даже не дернулся, подчиняясь предупреждающему взгляду своего охранника. Лишнее сопротивление могло только ухудшить положение. Затем их подняли и выбросили на палубу, к остальным пленным.

Главный внимательно разглядывал представших его вниманию существ, и цепкий взгляд придавал ему поистине жуткий и опасный вид. Голос его был подобен раскатам грома, заставляя даже видящих многое моряков сжиматься в страхе.

— Мне известно, что на этом корабле находится наследник вампирского Князя, скрывающийся подобно преступнику, сбежав с собственной помолвки. Советую ему самому назваться, или же кому-то выдать его. После этого все остальные будут с миром отпущены, а сам княжич отправится с нами. Даю слово, что целым и невредимым. Ну?

Сознаваться никто не спешил, заставляя королевского стража хмыкнуть и повернуться к своим солдатам.

— Всех запереть, курс прежний. По прибытии в вампирское княжество там опознают наследника, остальных на допрос и, в случае вины, на рабские помостки за похищение.

Плененные были в явном ужасе, но даже если кто и знал княжича, то выдавать его не спешил. Как и он сам не спешил закончить это все, отозвавшись. Фамильяр бешено раздумывал о том, как выкрутиться. Стоит им попасть на допрос, как скрыть ни его сущность, ни, что более ужасающе, сущность Виреля не удастся, ведь в подобных обстоятельствах расследование будет проходить со всем тщанием, с магами. Его слабые чары для скрытия амулета разрушат, а потом наверняка заинтересуются тем, что скрывается за иллюзией. И тогда их уж точно не отпустят, даже узнав, что с вампирским наследником знакомств не водили. Не тот случай. Нужно было бежать, да куда? Вокруг море.

Всех плененных раскидали по каютам и заперли. Эльф, не до конца осознавая положение, пытался поговорить с Мороком, но тот рыкнул на него, пребывая в раздумьях о том, как спасти шкуру этого, по сути, ребенка. И не сразу обратил внимание на то, как затрясло подопечного, как разорвались веревки, что связывали того, а затем и те, что были на самом коте. А когда заметил, то судорожно вздохнул, смотря в полу-безумные глаза.

— Ты…

— Есть хочу… Ужасно хочу… — обхватив себя за плечи, простонал светлый, заставив фамильяра мертвенно побледнеть.

— Мы на корабле. Здесь нет животных, только разумные… Но обязательно должно быть мясо! Ты главное держись, не поддавайся, слышишь?.. — И рванулся к двери, начиная с силой в нее колотить. Сзади провыл жалобно разрываемый борьбой с инстинктами парень, потом отпихнул Мора и просто вынес дверь, мгновенно помчавшись в сторону кухни и молясь всем богам о том, чтобы там нашлись звериные тушки, которые хотя бы на время притупят безумие, творящееся внутри. Он не слышал, как его окликнул, пытаясь нагнать, назначенный магом охранник, не обращал внимание на шарахающихся в стороны солдатов, хотя и хотелось броситься на них и вгрызаться в теплую плоть, пить пряную кровь… Держаться было сложно, но он совсем не хотел превратиться в окончательное чудовище.

За пару минут достигнув кухни, к счастью, пустой, он перевернул там все, прежде чем нашел несколько кроличьих тушек и стал отчаянно вгрызаться в них. Пришедший на шум серый кардинал драконьей армии застыл в дверях, с недоумением наблюдая за ним. Когда на него пал налитый кровью взгляд Виреля, бывалый воин невольно шарахнулся, ощущая пробежавшие по телу мурашки. Почти в то же мгновение его загородил собой Морок, трясущийся, но решительный. Он прекрасно осознавал, что должен сделать, если эльф из жертвы станет охотником. Но, к его облегчению, этого не понадобилось. После пары кроликов взгляд юнца стал осмысленным и, опустившись на пол, светлый потерял сознание.

«А разбираться мне… — грустно подумал фамильяр, поворачиваясь к недобро смотрящему дракону, сложившему руки на груди и ожидающему объяснений. — И что сказать в такой ситуации?.. Прошу, не говорите никому, что он чуть вами не поужинал, он мирный вендиго?..»

Эта мысль была тем, что окончательно прорвало плотину напряжения, заставив Мора согнуться в нервном хохоте. И вряд ли что-то в мире было способно заставить его перестать. И если бы у него спросили, не сумасшедший ли он, однозначного ответа дать бы не вышло. Особенно с учетом того, что он путешествует с тем, кто в любой момент может не справиться с происходящими в организме изменениями, закусив «боевым товарищем», а потом спокойно пойти за добавкой. Определенно, Лоран долго будет расплачиваться за потраченные нервы, если все закончится хорошо.
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:45 | Сообщение # 8
Постов: 32
Часть 5

В себя его привела отвешенная тяжелой воинской рукой пощечина, едва не ставшая причиной падения, но прекрасно прояснившая голову. Пока кот отходил от звона в ушах, мужчина прошел мимо и поднял с пола виновника переполоха. Затем так же спокойно покинул кухню с юношей на руках, кивком указывая фамильяру следовать за ним. Оказавшись в своей каюте, самой обычной, к удивлению духа, который ожидал, что захватчик займет самые комфортные условия, дракон уложил эльфа и грозно произнес.

— Я жду объяснений. И не смей мне врать.

— Эм… Это довольно сложно…

— Живо, четко, парой слов! — Командирский рык заставил Морока дернуться и быстро сказать:

— Он полу-вендиго!

Глаза заместителя командира широко распахнулись. А затем он помрачнел еще больше.

— Рассказывай, как это возможно, если не лжешь. — Рассказ мужчина слушал очень внимательно. И настроения он ему не поднял. — Я обязан сдать вас или убить самостоятельно. — Заметив молящий взгляд Мора, он неожиданно усмехнулся. — Но я не стану. При двух условиях.

— Каких же?.. — Напряжение немного ослабло, но не отпустило фамильяра, справедливо не верящего в излишнюю бескорыстность.

— Ты поможешь мне найти княжича, для помощника мага это ведь не сложно? А парнишка ляжет со мной ночью. И я, на свой страх и риск, промолчу.

Морок прищурился.

— В одну постель с вендиго?

— Я понадеюсь на то, что он сдержится, — пожал плечами стражник. — А если нет, то я спокойно приму смерть, мне не о чем будет сожалеть.

— К чему такой риск, разве для вас сложно найти себе игрушку для утех?..

— На то есть несколько причин. Первая — не афиширую своих пристрастий, а от мальчишек, которые скачут по постелям, бесполезно требовать молчания. В этом же случае буду в нем уверен. Вторая — моя адреналиновая зависимость, из-за которой выбрал военную стезю. И третья — я не получаю удовольствия, если беру не равного или более сильного. Достаточно доходчиво объяснил?

— Да куда уж понятнее…

— Если мы договорились, то иди ищи наследную особу. С другом твоим мы сами разберемся, придем как-нибудь к соглашению, когда он очнется. — И прожег собравшего было возражать кота предупреждающим взглядом, заставляя того досадливо поморщиться и уйти. Их жизни сейчас в его руках, и находясь вдали от своего мага Мор способен на ограниченный список действий, среди которых нет ни одного, что бы отмело надобность в подобном соглашении. Остается надеяться, что эльф примет это как мужчина.

Пробуждение юноши было необычным, но приятным. Чья-то уверенная рука мастерски оглаживала его плоть, кончик острого ушка, как оказалось, невероятно чувствительного, покусывали, заставляя постанывать и непроизвольно похныкивать, извиваясь. Однако разум не отключился совсем. Он открыл глаза и посмотрел на того, кто доставляет это наслаждения, и встретился взглядом с ярко-золотыми глазами знакомого дракона. Тот чуть сильнее сжал в ладони средоточие удовольствия юноши, шепча:

— Я все знаю. Одна ночь, и вы можете спокойно, ни о чем не переживая, продолжить свой путь. Я буду молчать. Кивни, если согласен.

К удовлетворению мужчины ему ответили согласием, полностью развязывая руки. По крови гулял адреналин, заставляя желать еще больше, в сочетании с осознанием того, что умений будет недостаточно, если сейчас покорный паренек решит его убить.

— Сними эту треклятую иллюзию… Хочу видеть, какой ты на самом деле… — прошептал свое желание в остроконечное ушко, заставляя Виреля изумленно распахнуть глаза и поджать губы, снимая амулет и ожидая, что сейчас его, распаленного и переполненного животными инстинктами вендиго, сейчас гораздо более приятными для него, бросят в таком состоянии. «Убить, если посмеет!» — завыл зверь внутри, и юноша был уверен в том, что тут они не договорятся, просто не будет сил для достаточного сопротивления.

Когда облик вернулся к любовнику на эту ночь, дракон задохнулся от восхищения. Его пленила невероятно белая кожа, стройность, пусть несколько чрезмерная, и невероятные серые глаза хищника. Приласкав пальцами прядь жестких волос, он почувствовал, что почти не может сдерживаться. Возможно, вкусы его были несколько извращенны, но ни одно идеально сложенное, податливое тело не смогло бы так снести ему крышу, как «острое» рядом.

Спешно смочив пальцы слюной, на возможность разрядки он не рассчитывал, когда собирался, поэтому ничего более подходящего под рукой не было, он стал поглаживать удивившегося полу-вендиго между крепких, соблазнительных полушарий ягодиц. А затем попытался впиться поцелуем в его губы, с неудовольствием встречая отказ, и мстительно резко просунул сразу два пальца в глубину до этого не тронутого ануса, заставляя Виреля вскрикнуть, но широко раздвинуть ноги.

Юноша не слишком понимал свои чувства — зверь внутри словно похотливо прогибался, заставляя и его поступать так же, стать жертвой порочной страсти, в которой боль делала происходящее лишь слаще. Вериль призывно приподнял бедра, теперь понимая, что желания половины его сущности не ограничиваются удовлетворением пищевого голода. «Покрыть» или «быть покрытым» — как он со стыдом расшифровал для себя бурю внутри, не понимая, как будет с этим жить. Но уже через миг ему было не до посторонних мыслей, дракон стал мелкими толчками проталкивать в него свой член, даже толком не подготовив. Но это, похоже, удовольствие лишь обострило. Эльф почти перестал осознавать себя как разумного, подавшись навстречу.

То, что происходило дальше, было похоже на случку двух диких животных — жесткие и быстрые толчки, крики, царапины и укусы… И фееричный оргазм, достигнутый Вирелем тогда, когда в его нутро брызнула чужая сперма.

Оба любовника были вымотаны и после этого лежали рядом, отдыхая. Дракон удовлетворенно улыбался, поглаживая эльфа ладонью по взмокшему торсу.

— Какой необузданный девственник… Бывший. Сколько отметок мне на память оставил.

Юноша дернулся, резко садясь, и с ужасом в глазах оглядел следы своих когтей и зубов на крепком теле.

— Как ты можешь говорить об этом так спокойно?! А если ты станешь таким же, как я?! Или обратишься полностью?!

Мужчина тихо засмеялся, укладывая его назад.

— Не думаю, что это возможно. Ты ведь не полноценный вендиго. Исходя из этого, твой укус не имеет такой силы. А даже если я и не прав… Жалеть не собираюсь. Это было превосходно. — Прижав его к себе, поцеловал в шею и одел на его пальчик колечко-амулет. — Спи.

Глаза уставшего и вымотанного Виреля и впрямь стали закрываться, тогда-то он и услышал:

— Меня зовут Тоэн. Запомни.

Через пару минут удовлетворенные любовники мирно спали.

Морок, подключив пару стражников, ходил от одной камеры к другой, слабыми чарами прощупывая находящихся в них разумных. Княжич должен обладать зачатками магии, не столь часто встречающейся, и отличаться аурой. С каждой неудачей его раздражение росло, да и отвлекали мысли о парнишке, которого он должен был защищать, а теперь просто оставил на растерзание несколько неадекватному дракону. Хотелось рвануть обратно и вырвать подопечного из чужих похотливых рук, но эти порывы приходилось сдерживаться. Механические действия ни капли не отвлекали.
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:46 | Сообщение # 9
Постов: 32
Очередной щелчок ключа, новый взмах… И, наконец, результат! Властная аура, сгусток слабой и неразвитой магии в солнечном сплетении… Наследник вампиров был смугл, черноволос и кареглаз, обладал острыми чертами лица, тонкими губами и пах неясным букетом трав. Судя по на миг вспыхнувшему желанию зарыться носом в пряди волос до плеч и потереться о ладное тело, не скрываемое даже простенькой и немного мешковатой одеждой, валерьяна в этом запахе точно была. Фамильяр не позволил себе чертыхнуться, хотя и очень хотелось — порой желание хозяина видеть своего духа именно котом, становилось причиной некоторых подобных казусов. Успокоившись, он посмотрел на сопровождающих, не ожидающих уже результата, а потом указал на парня.

— Княжич найден, как и велено.

Полный жгучей ненависти взгляд карих глаз заставил невольно передернуться и поспешить уйти. «Это не мое дело. Я должен проверить Виреля…». Когда он подошел к двери, то явственно ощутил возбуждение даже через преграду, а затем услышал и стоны, что подсказали — ему там явно не будут рады.

«Значит, тут делать нечего, — подумал дух. — Крики явно не болезненные. Прогуляться, что ли?»

Идти в каюту не хотелось, поэтому он направился на палубу, чтобы полюбоваться появляющимися звездами и спокойным морем вокруг. И уж точно не ожидал того, что через некоторое время туда же выбежит его недавний знакомый, похоже, сбежавший от нерадивых стражников. И не слишком бы волновало присутствие молодого вампира, если бы тот не собирался сигануть за борт. Мор выругался и не без использования способностей прыгнул, оказался рядом и повалил, придавливая собой.

— Сдурел?! До берега черт знает сколько грести, скорее утонешь, чем доберешься! Или жить надоело?!

— Пусти! Я не хочу замуж за того, кого даже ни разу не видел! — бешено дергался вампиреныш, заставляя прикладывать немалые усилия для того, чтобы его удержать.

— Так в чем проблема? — хмыкнул Морок. — Увидишь.

Дергающаяся фигурка замерла. И пока княжич ошарашенно хлопал глазами на подобный ответ, успели прибежать солдаты, которым Мор благополучно сдал не сопротивляющегося и изумленного беглеца. Едва эта компания скрылась с горизонта, фамильяр потянулся и стал любоваться звездами. «Теперь я имею право немного отдохнуть, надеюсь, хоть сейчас спокойно…»

Княжич же с любопытством оглянулся на черноволосого парня, который так легко смог его вычислить и дезориентировать. Он был… Интересен. Как минимум. И направляется он в их княжество. Возможно, этим можно будет как-то воспользоваться?.. Это более продуктивно, нежели свернуть ему шею или выпить, как хотелось ранее.

Вампир встряхнул темной гривой, клыкасто улыбаясь одному из своих конвоиров.

— Я невыносимо голоден. Вы ведь не откажете жениху вашего принца?..

Тот вздрогнул, нервно заозирался, вздохнул, но выбора не было. Склонившись, он открыл шею для укуса, чем тут же воспользовались. Через некоторое время на пол с глухим стуком упал опустошенный труп. Парень мог бы и сдержаться, но не видел в этом нужды и сорвал злость. Все равно ему никто не посмеет и слова сказать. И не имеют значения слова отца о милосердии, его жалеть никто не стал, толкая под венец ради выгоды. А ведь он уже любил, без памяти…

Тело Роксаны на отвесных скалах вдоль замка еще не скоро перестанет сниться ему, заставляя пачкать подушки кровавыми слезами. Нежный цветок вампирского княжества, его трепетная лань, сокровище, глядящее с любовью и доверием… Она просто не выдержала, услышав о помолвке. Их чувства были сильны, но она не могла порочить свое имя, став лишь любовницей. В тот день он поклялся, что этой свадьбе не быть. И что никогда не будет решать за своего ребенка, с кем им жить.

Ничего, наступит еще его час, все же он единственный сын Князя. Он поднимет бунт или пошлет убийц, а потом займет должное место и будет решать все сам. А пока… Пока стоит избежать нежеланного замужества. И интуиция подсказывает, что этот парень неспроста ему встретился, он может помочь. Но как договориться и подстраховаться так, чтобы это сделать хотели? Приказом тут не помочь.

Чуткий слух вампира, которым никогда не отличались драконы, уловил на некотором расстоянии обрывок речи, произнесенной знакомым голосом, кажется, самого Тоэна, прославленного простолюдина, примера для воинов любого острова, разумного выбившегося в верха. «…Ты ведь не полноценный вендиго…».

Ого! Это уже интересно! За подобное и жизнью можно поплатиться! Теперь он знает то, что точно можно использовать, сегодня боги к нему благосклонны!
Часть 6

Вирель проснулся ближе к полудню и приоткрыл глаза, мгновенно вспоминая все, что произошло, и заливаясь краской. Рядом с ним сидел полностью одетый дракон, заплетающий свои волосы в косу дроу, который резким движением сильной руки прижал собравшегося было подскочить юнца и усмехнулся.

— Тихо, тихо, не скачи. Тебе лучше дождаться спутника в таком положении, вставать и садиться не советую. Боюсь, я был не слишком нежен, несмотря на то, что для тебя это ново. Разве не чувствуешь сам?

Полу-эльф прислушался к себе и ощутил, наконец, боль в пятой точке, неприятную, тянущую, но терпимую, о чем и сказал, заставив воина улыбнуться уголками губ.

— Я догадывался, что особенности твоего тела уберегут от сильного вреда. Но все равно советую подлечиться, прежде чем устраивать бурную деятельность. — Он вдруг нахмурился, посерьезнев. — Ближе к ночи корабль причалит, и я выведу вас. Вам не в чем будет упрекнуть меня, не выдам.

Напоминание о договоренности окатило подобно ледяной воде, заставляя румянец сойти со щек путника, а глаза прикрыться, чтобы не показывать в них отвращения к самому себе. Резко захотелось отмыться, очиститься от собственной похотливости и развратности, проявленной ранее. «Шлюха, — горько думал эльф. — Я ничем не лучше продажной людской девки, даже хуже — мне нравилось. Да так, что забыл обо всем. Почувствовал себя желанным, нужным… Поделом, размечтался».
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:48 | Сообщение # 10
Постов: 32
Тоэн поднялся, огладив грудь юноши, и пошел на выход, оставляя его наедине со своими тяжелыми мыслями. Но прежде чем закрыть дверь, сказал спокойным тоном:

— Не вини себя.

Сколько он пробыл один, Вирель не знал, более-менее придя в себя после того, как почувствовал руки фамильяра, оглаживающие его нагое тело в поисках повреждений и, в конце концов, лишь подлечивающие саднящий анус. Взгляд кота был встревоженным, как и голос, когда он подал одежду.

— Ты в порядке?..

Юнец лишь неопределенно мотнул головой, облачаясь, хотя и хотелось сказать «нет». Такой вопрос был глуп, обращенный к разумному, находящемуся в подобном положении, Морок и сам это понял, прикусывая губу.

До самого прибытия они не покидали каюты, но никто и не собирался гнать. А потом за ними явился дракон и вывел на вампирский остров. Никто при этом не проронил ни слова, лишь тогда, когда фамильяр и эльф собрались уйти, прозвучал голос Тоэна.

— Не думаю, что кто-то поможет. Почему бы тебе не осесть где-нибудь и просто жить?..

— С ума сошел! — зло рыкнул парень, мигом возвращаясь к прежней решимости. — Жить с этим?!

— Дело твое, — вздохнул воин, и они разошлись по разным сторонам.

Никто из троих: ни мудрый дух, ни умелый боец, ни полу-хищник — не заметили того, что за ними наблюдали, каждый слишком расслабился. Вампирский княжич довольно оскалился, вновь скрываясь на корабле. Теперь он знал то, что ему нужно, и в голове созревал план.

Двигались они подальше от полных разумных мест, темнело все больше, но благодаря особенностям зрения это ничем не мешало. Мор вздохнул с облегчением, ведя подопечного в нужную сторону и отмечая, что тот терзается уже не более, чем в начале пути, и позволил долго волнующему вопросу сорваться с уст.

— А если он прав, и тебе не помогут? Что будешь делать? Отчаешься и взойдешь на костер?

— Не думаю, что даже тогда сумею. Я слишком хочу жить, — вздохнул светлый и зло сверкнул серебром глаз во тьме. — Осудишь?

— Не могу, — качнул головой кот. — Это совершенно естественно. Хоть и эгоистично.

Дальше они пробирались по лесу молча, думая каждый о своем. Ночь была на удивление темной, на небе не было ни луны, ни звезд. Но тихой она не была, где-то вдалеке ухнул филин, едва слышно прошелестели по траве мощные волчьи лапы…

Вирель невольно прислушивался ко всему этому, и все сильнее хотелось также пронестись во тьме, настичь жертву. Морок заметил это и поглядывал с опаской, с каждым мигом напряжение только росло, и в итоге тот не выдержал:

— Ночь — прекрасное время, иди, я подожду. Тебе надо насытится. Только осторожнее…

Получив своеобразное разрешение, полу-вендиго мгновенно сорвался с места, дав охотничьему азарту поглотить себя, пусть и не полностью. Целью его стал тот самый волк, как более интересный противник из предполагаемых, а значит, и более вкусный. Ему, эльфу, от таких мыслей было противно, но приходилось терпеть. Временно отпущенный на волю хищник долго игрался, прежде чем все же поел. И к Мору юноша возвращался ближе к рассвету, сытый, но морально подавленный, заляпанный кровью. Тот ничего не сказал, помог смыть кровь и убрал остальное магией, невольно согревая своим участием, а потом усадил на траву.

— Давай отдохнем, — спокойно сказал кот, присаживаясь рядом. «Бедный ребенок… — подумал он, прикрывая глаза. — Жалко его».

Но не только из-за этого остановил путь фамильяр, его чутье всячески отвращало от дальнейшей трехдневной дороги. Ничего хорошего их там не ждало, он был уверен, но понятия не имел, как убедить в правдивости своих суждений подопечного, цепляющегося за каждый шанс.

То, что на каждом острове совершенно разные потоки, подходящие лишь для определенного круга жителей, некогда, когда шло расселение, удивляло, а теперь было привычным. Гостить можно, но не жить. Для проживания каждый народ уже выбрал себе земли, а на оставшиеся пустующими три островка давно никто и не совался. Зачем рисковать? Вампирские земли славились протяженностью своих лесов, более подходя для эльфов с виду, но на деле для их жизни абсолютно непригодные — совершенно иная магия царила тут.

Путь их продолжился через час, проходил в бесконечной череде практически одинаковых пейзажей и надоедал однообразием.

За время него Морок успел остыть в своем настойчивом нежелании посещения отступника, найдя ему множество объяснений. Да и слишком хорошо он понимал, что потерявший почти все эльф не повернет, а значит, их дорога лежит именно туда. Когда показался дом мага, темный, мрачный, перекошенный — как в людских сказках о злых колдунах, ни капли не похожий на жилище его хозяина, фамильяр даже вздохнул с облегчением от мысли, что метания сейчас окончательно завершатся.

Вирель подошел к сомнительному сооружению и решительно постучал в ветхую дверь.

— Что это расхрабрился?.. — Рядом мигом оказался кот и задвинул юношу себе за спину. — Мне лично это место очень не нравится!

— Кто же так отзывается о чужом жилище? — раздался холодный голос сбоку, заставляя их обернуться и посмотреть на его обладательницу — невысокую девушку-вампиршу, с черными кудрями до плеч и почти черными глазами. От нее так и веяло магией, черной и неприятной, словно прогнившей. — Тем более с учетом того, что вам тут совсем не рады.

«Совершенно не так, как у Лорана, — невольно содрогнулся эльф. Просить о чем-то эту женщину даже в его ситуации уже не казалось хорошей идеей. — Его сила была пьянящей и теплой…»

— Впрочем, — усмехнулась хозяйка. — Я лукавлю, я вас ждала. Обоих. Верно, драгоценный княжич? — Она слегка отошла в бок, открывая вид на лежащего на земле и связанного парня, сверкающего перепуганными глазами.

Мор вздрогнул, узнавая его, и понял, что нужно было бежать. Их тут же обездвижили мощными чарами, и колдунья шагнула к эльфу.

— Он пришел и сказал, что ко мне явится вендиго. Предлагал власть и богатства, если я пленю того для его нужд. Мечтал иметь такое оружие у своих ног, меня правой рукой, занять место папочки… Самонадеянно, правда? Тем более, что я и сама не прочь иметь такую чудесную игрушку. Тогда я и сама возьму то, что мне надо, без необходимости угождать всяким детишкам…

В ее руках блеснула полоска ошейника, который качнулся перед лицом Виреля.

— Знаешь, что это?.. Нет? А вот твой спутник знает. И зря не объяснил.

Вещь сомкнулась на шее юноши, заставляя Морока обреченно закрыть глаза. И через секунду раздался дикий рев.
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:49 | Сообщение # 11
Постов: 32
Часть 7

Раздался смех отступницы.

— Открой глаза, Морок. Посмотри на того, кого тебе поручили охранять. Позорно встречать смерть с закрытыми глазами.

Глаза фамильяра открылись против воли. Первым, кого он увидел, оказался именно Вирель. Глаза его были безумны, наполнены голодом, скрытые ранее когти торчали острыми клинками, на месте слегка заостренных зубов были устрашающие клыки. Жесткие волосы его спокойно перебирали пальцы ведьмы. Мор знал, что причина тому, что она еще не разорвана на клочки — ошейник. Он превращал страшного хищника в послушную зверушку, повинующуюся воле кукловода.

Такие ошейники когда-то изобрели охотники на вендиго, дабы обезопасить окружающих и убить в то время многочисленных существ. Каждый уважающий себя маг или его дух знали, чем это вскоре обернулось. В какой-то момент нашелся тот, кто решил использовать пойманных как оружие. Набрать армию, которая пожрет врагов, ведь имеющих достаточную силу для остановки нежити крайне мало, что могло быть проще? Да только все вышло из-под контроля, половина островов тонула в крови, остановить это безумие удалось с трудом. Тогда вендиго перебили, а после старались не допускать их появления, ошейники были уничтожены, дабы не создать нового соблазна, и все посчитали это самым верным решением. Похоже, много лет спустя, эта сумасшедшая решила иначе.

— Я не настолько безумна, как ты думаешь. Как только он сделает всю грязную работу, я «спасу» всех от чудовища, которое сгорит на площади, в утеху толпе, — белозубо улыбнулась вампирша. — А это ведь усовершенствованная безделушка. Глушит все, на чем он держался, спасаясь от полного обращения. Смотри. Жри.

«Эльф» метнулся к княжичу, и кот крепко зажмурился, не желая видеть того, что сейчас произойдет. « Пропал, — обреченно подумал он. — Даже малый кусок плоти, и ему уже не стать разумным».

Но он не услышал ничего из того, что ожидал. Наоборот, все звуки смолкли, словно их и не было, а потом над его ухом раздался насмешливый голос Лорана.

— Открывай глаза, защитничек. Как знал… Впрочем, это было очевидно.

Морок выполнил это в мгновение и обвел глазами окружающее пространство. Снова возвращались звуки, приглушенные до максимума магом. У разваливающегося дома лежала мертвая отступница, его хозяин стоял неподалеку и держал на руках бессознательного Виреля. На одну его руку был намотан ошейник с шеи юноши, на другую тонкий поводок, тянущийся к шипованной полоске на шее стоящего позади трясущегося княжича.

— Но… Как?.. — хрипло спросил фамильяр, которого постепенно стало отпускать напряжение.

— Я следил за вами, — как само собой разумеющееся сказал мужчина, поудобнее перехватывая ношу и передавая поводок от вампиреныша духу, вместе с многоразовым кристаллом портала и запечатанным конвертом. — Дома объясню. Этого доставь отцу вместе с письмом и сразу под родную крышу.

Едва договорив, Лоран открыл портал другим кристаллом и вошел в него. Его помощнику ничего не оставалось, как отправиться выполнять поручение. Князь был мужчиной в годах, с глазами цвета грозового неба, темными волосами с видневшейся в них сединой и покрытым шрамами лицом. Он не порадовался виду блудного сыночка, но убивать того, кто его привел, увидев печать на письме передумал. Распечатав конверт и прочитав содержимое, вампир словно прибавил в годах еще больше, в глазах его появились горе и печаль.

Мор, открыл портал и вернулся домой, понимая, почему хозяин сказал вернуться сразу. Даже правителю не чужда слабина и не нужно ее видеть. Примерно представляя содержание письма, дух мог лишь пожалеть Князя, ведь, как он слышал, шрамы на его лице оставлены той самой войной с нечистью, которую мог повторить его отпрыск.

Лоран был в своей спальне. На кровати лежал эльф, а маг сидел подле него, оглядывая ошейник, ощупывая его магией. Заслышав шаги фамильяра, аристократ поднял на него взгляд.

— Я задолжал объяснения, верно? Так вот, вы были приманкой. А это все… — Он повел рукой, имея в виду дом и остальное. — Моим заданием от Владыки. Моей задачей было добраться до ведьмы, застать врасплох… Вирель пришелся как раз кстати. Прости, но объяснить тебе ранее я не мог. Клятва.

Проглотив обиду, Морок сел рядом.

— Понимаю. И что теперь? Мы вернемся, а его… — голос невольно запнулся. — Мальчика убьют?

— Нет. — Мужчина посерьезнел. — Я, с помощью мага драконов, усовершенствую этот ошейник, и у него появится шанс. Эта безделушка теперь единственная в своем роде и, как и все подобные ей, очень могущественная. При должных усилиях ее можно немного… Усовершенствовать.

— Я не понимаю…

— В этом раньше не было нужды, полноценной нечисти никакие чары не помогут. Но юнец еще разумен. Есть шанс, что для него можно сделать из этой вещи сдерживающий артефакт, что даст ему спокойно жить. Опережая твой вопрос — создать такое с нуля невозможно.

— Я запутался… Почему ты ему помогаешь, если это не было твоей целью?

— А ты привязался к нему… За него просили, Мор. Осмелились просить за чудовище без страха смерти. Следи за ним, а мне пора. — Он поднялся и ушел. Дух проводил его взглядом и взял за руку эльфа, к которому и впрямь привязался.

Лоран же, тем временем, уже шагал по дворцу на назначенную встречу со старым другом — магом драконов. Им предстояло провести в лаборатории множество долгих часов, пока даже без надежды на результат, но бывшие людьми долга, оба даже не пытались отвертеться от приказа, и их правители знали, что те сделают все возможное.

Вирель очнулся через пару часов и сильно испугался бы, не увидь рядом своего спутника, которого порадовал осмысленный взор, отсутствие когтей и то, что от торчащих бритвами клыков в напоминание осталась лишь измененная форма зубов и их острота, что вполне приемлемо. Парень не помнил ничего о том, что произошло после того, как их обездвижили, и долго уговаривал заупрямившегося кота рассказать, пока тот не сдался под его напором.

А после, выслушав, спасенный долго скользил бесцельным взглядом по спальне, в которой находился, машинально отмечая, что на стенах камень, испещренный прожилками, пол — уже знакомое по прошлому визиту дерево, а на потолке, явно с какой-то магической целью, то здесь, то там, словно крохотные звездочки, вставлены сияющие камушки, не исключено, что драгоценные… Кровать деревянная, узкая, но удобная, с темно-синим бельем, стоит у стены, а у противоположной шкаф, столик со шкатулкой, наполненной амулетами…

Ему не важно было, что разглядывать. Юноша лишь пытался отогнать от себя мысли о произошедшем. Понятливый фамильяр молчал, сидя рядом и держа за руку, давая время успокоиться. И улыбнулся, когда взгляд полу-вендиго, наконец, вернулся к нему.

— Переварил?..

Ответом ему стал кивок и несколько рассеянный вопрос.

— Понять только не могу, почему я все еще жив.

— Радовался бы. Мне было сказано, что за тебя просили.

— И кто мог просить ТАК, чтобы не убили подобную мне нечисть? Оставили жизнь разумные, держащие в руках власть, отчетливо знающие всю опасность?..

— Знаешь, понятия не имею… — наконец осознал Морок, ощущая себя как никогда растерянным. Только сейчас, когда Вирель высказал это, дух понял, как странно происходящее. Из милосердия к одному не станут рисковать многими, поэтому и бежал тайно пострадавший.

— Я в это не верю. Ты не желаешь мне смерти?

— Нет…

— Тогда отпусти, пока Лорана нет.

— Не отпустит, — раздался голос мага от двери. — Оставайся. Возможно у тебя и есть некоторые причины сомневаться, но зла никто не желает. А кто попросил у тебя, будет возможность узнать. И, на твоем месте, я бы не подводил благодетеля побегом. Теперь просто жди. Сейчас у тебя куда больше шансов, чем в походах. Следи за ним, Мор, и не вздумай упустить. Иначе всем нам будет худо.
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:54 | Сообщение # 12
Постов: 32
Часть 8

Вирель чувствовал себя в клетке. Его не выпускали за двери дома, с ним не разговаривал маг, а фамильяр лишь с молчаливым сочувствием швырял звериные туши к его ногам, доставляемые хозяином, и практически не оставлял одного. Эльф задыхался, все сильнее становился соблазн разорвать своих тюремщиков и бежать. Воля, удерживающая от этого, была сюрпризом даже для него самого, считающего себя много слабее.

Лоран смотрел на него преимущественно холодно, но крайне внимательно, словно что-то подчерпывая из виденных сцен того, как плененный пытается занять себя теми же книгами. Лишь один раз он ухмыльнулся, когда полу-вендиго попытался воспользоваться одним из неубранных порталов и ничего не добился.

— Я не настолько глуп, дитя, чтобы оставлять на виду то, что может тебе послужить для побега. Чтобы активировать камень в твоей руке, нужно иметь не минимальную магическую силу, которой ты владеешь, а в несколько раз больше.

К концу второй недели стало еще хуже — испробовавший страсть внутренний зверь требовал нового неистового соития, вместе с желанием пронестись за добычей раздирающего раньше. Дело принимало худой оборот, Морок видел это невероятно отчетливо и торопил мага.

— Он скоро сорвется! Он уже непроизвольно рычит ночами!

Мужчина, прислушавшись и нахмурившись, укрыл кота мощной защитой и почти перестал появляться дома. И он, и его друг значительно ускорили свою работу, во вред собственному здоровью. Но времени у них было мало.

Король, величественный дракон с глазами цвета светлого янтаря, слушая доклады о успехах, лишь молча кивал, не произнося ни слова, не хваля, но и не ругая. Он вообще старался чаще бывать один, с тех пор как договаривался с Владыкой, прося на время отдать Лорана, без правдивых объяснений, и с поры, когда произнес этот необычный приказ. Немногие могли понять его причины и мотивы, но они были.

Изящный, со светлыми волосами до поясницы и упрямым выражением лица, тогда еще наследник, прикрытый от верной смерти таким же молодым соплеменником, который недрогнувшей рукой убил собственного отца, предводителя восстания, он дал клятву:

— О чем бы ты не попросил меня, я дам тебе это за свою жизнь!

Его ожгли яркие, насмешливые гранатовые глаза на лице типичного драчуна с короткой фиолетовой шевелюрой.

— Мне ничего от тебя не надо, — непочтительно высказался спаситель, дерзко улыбаясь. — У тебя ничего нет.

— Ч… что?! Я могу озолотить тебя! Могу дать титул! Я… — Принц задыхался от возмущения, лишь сильнее веселя стоящего рядом парня.

— Ты ничего не можешь из того, что мне надо, — прервали его. — Давай так… Когда-нибудь ты отдашь свой долг. А пока просто устрой меня в армию. И не на высокий пост, а как обычного новобранца. А я буду обращать свои ум и клинок на твоих врагов.

Немало ошарашенный вышестоящий дракон согласился и ни разу об этом не пожалел, видя, как выше и выше поднимается его протеже. Между ними наладились дружеские отношения, по-прежнему на уровне легкой насмешки, но крайне крепкие. И юный правитель всегда знал, что может доверять этому простолюдину, как и раньше не признающему титулов и богатств, не стремящемуся подлизаться и предпочитающему остаться в тени тогда, когда мог занять высшее положение среди стражей. «Мне и этого много», — рассмеялся тогда уже молодой мужчина, и Король вновь уступил его желанию. Только ему разрешалось отчитать, раскритиковать, высмеять. Этот мужчина стал ему другом, братом…

И вот недавно он пришел просить то, что было ему обещано — награду за спасенную жизнь. Громко хлопнув дверями, проходя в кабинет друга, он бросил свой меч к его ногам.

— Я верно служил тебе, как и обещал когда-то. Исполни и ты свое обещание.

В голове правителя тогда с трудом уложилась история юноши, который пострадал от вендиго, как и просьба товарища помочь ему. А потом отпустить их обоих. Это было больно. Но отказать права он не имел — слишком ясно видел, как горят глаза Тоэна. Тот нашел свое сокровище…

С тех пор он каждый миг пытался вырвать из своего сердца намертво туда вросшего спасителя. Выходило откровенно плохо — слишком многое они прошли вдвоем, невероятно часто события были напрямую связаны с верным драконом…

Работа была закончена слишком быстро, по мнению Короля. Был соблазн утаить успех, задержать друга при себе дольше, но поступать так не позволила честь и благодарность за все, что тот для него делал. Поэтому бледный мужчина сам взял ошейник и отнес, вручая в руки названного брата.

— Будь счастлив… — одними губами прошептал он и почувствовал, как сжимают в теплых, благодарных объятиях, прикрыл глаза, а затем с грустью смотрел из окна на то, как покидает навсегда дворец крупный темно-фиолетовый дракон, самый дорогой для него разумный, с эльфийским магом на спине.

Вирель не сразу понял, что произошло, когда увидел на пороге Лорана и единственного любовника, пожирающего его жадным взглядом. Его обуял страх обмана, того, что они оба приведут его к смерти, заставив шарахнуться и по-звериному зарычать. Напряжение было слишком сильным, чтобы как прежде сдерживать монстра внутри. Удлинились зубы, превращаясь в клыки, когти…

В тот же миг его спеленало магией, и хозяин дома рявкнул:

— Объясняться будете потом, надевай на него ошейник!..

Дракон подошел, и шею юнца чуть сдавила полоска кожи, словно отматывая недавние изменения, возвращая уже к обычному состоянию полуформы. Внутренние изменения происходили медленнее. Сначала зверь внутри утих, больше не бушуя, затем перестал чувствоваться, а потом будто и вовсе пропал. Тогда спали и путы.

— Что происходит? — тихо спросил эльф, внимательно прислушиваясь к себе и сверля взглядом воина.

— С этим ты не обратишься в вендиго, — мягко улыбнулся Тоэн. — Больше помочь не выйдет. А я… Я пришел за тобой. Давай просто улетим и будем где-нибудь жить, как я предлагал у корабля? Не знаю, что ты подумал, когда я отпустил тебя, но поверь, я очарован тобой. И при первой же возможности попросил за твою жизнь и свободу.

— Он и есть твой благодетель, — хмыкнул от двери старший эльф. — Лети с ним, не пожалеешь. Он даже уже подобрал вам дом.

— Так это ты так жить вместе предлагал?.. — несколько растерянно спросил парень, некоторое время колеблясь, но все же вкладывая ладонь в чужую протянутую руку. — Я… Пока ничего не могу тебе сказать, все слишком неожиданно… Хочу увидеть семью…

Помрачневший мужчина кивнул и вывел его за пределы дома, гладя пальцами нежную ручку своего наваждения.

— Скажи, у меня есть шанс?

Но ответа от Виреля он так и не дождался. Сердце дракона сжалось от этого — улетая к юнцу, сжигая за собой все мосты, собираясь посвятить жизнь только ему, но лишь сейчас осознать, что, возможно, не нужен вовсе. Король всегда примет его назад, но… Никогда ему еще не было так больно, даже тогда, когда обратил клинок против отца. Это его кара, или битва — слишком ревнивая любовница?..

В голове же несчастного эльфа уже давно все перепуталось. Он перестал понимать, кто враг, а кто друг, чего хочет от жизни… Раньше важным было снять проклятие и вернуться домой. А потом жениться на девушке, которую выбрал отец, обзавестись детишками… Сейчас все это было так далеко, казалось осыпающейся шелухой за которой… Пустота?.. Нет, определенно, связывать себя узами брака он больше не желал. Незаметно для себя романтичный, не знающий горя эльфенок повзрослел и успел устать. И, оседлывая того, кто предлагал ему совместную жизнь, второй раз за свои годы поднимаясь в воздух как наездник, он решил положиться на волю судьбы. Он скажет отцу, что любит мужчин, а там по реакции примет решение. Ему и так слишком многое придется скрывать в своей жизни и без предпочтений. И он склонялся к тому, что не останется дома — тяжесть лжи не даст покоя, как и правда.

Показался вдалеке остров эльфов, теперь кажущийся чужим, отталкивающим. Речушка, пересекающая его, лес, деревеньки… Столько воспоминаний о них, о друзьях, о детстве, драгоценных камней в его сердце, теперь превратились в булыжники, мучащие своим весом. Теперь он знал, зачем летит, ветер остудил голову. Для того, чтобы сбросить их. Чтобы отпустить свое прошлое. На губах заиграла легкая улыбка, а рука погладила чешую крылатого любовника.

Колечко-артефакт приятно холодило палец, успокаивая тем, что никто не увидит его нынешнего облика, ведь оно дает осечки лишь тогда, когда близко полное обращение. Так что на родные земли юноша ступил спокойно и с улыбкой протянул руку дракону, приглашая обратиться и пойти с собой. Тот повиновался, был взят за руку, в таком виде они и зашли в родной город троюродного брата Владыки.

На них оборачивались, смотрели, но воин был невозмутим, а эльф сиял улыбкой. Он решил не тревожить визитом матушку и повел прямиком к отцу, прекрасно зная, как им пройти по особняку незамеченными. Реакция отца на признание в любви к своему полу была ожидаема — пощечина и слова о том, что лучше бы он умер, резкая просьба убираться… Юноша едва удержал Тоэна от того, чтобы тот свернул мужчине шею. Раздался его тихий шепот:

— Успокойся. Я знал, но должен был… Полетели, теперь я могу сказать тебе «да».
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 21:59 | Сообщение # 13
Постов: 32
И, когда они покидали его родину, парень наконец чувствовал себя свободным. Не аристократом, не родней Владыки, а тем, кто есть — просто полу-вендиго Вирелем, не таким как все, но и не монстром. Словно чувствовал, как осыпаются тянущие в груди булыжники — навешанные долги и ярлыки. Он больше никому не обязан, кроме себя и верного дракона, что спас его.

И волновало лишь то, почему тот отправился за ним, а не просто забыл, как игрушку на одну ночь. А еще хотелось повторить ту ночь, ведь это желание монстра так и не утихло. «Или это уже не его желание? — заалел парень, едва не соскальзывая. — На поедание разумных же не тянет… Как и зверей… А вот это…». Боли от потери родни не было в помине.

Дракон поддержал его, скосив гранатовым взглядом. Он уверенно летел к месту, где нашел им дом, чувствуя облегчение от того, что не отвергнут, да и наездник его несчастным совсем не выглядит. Заставлять его вовсе не хотелось.

Они оба начинают свои жизни с чистого листа, и самое главное для ящера, что вместе.

Часть 9.
Полет был долгим и утомительным. Вирелю ужасно хотелось побыстрее оказаться на земле и отдохнуть. Сидеть было неудобно, более того, уже около часа даже больно — драконья чешуя не отличалась мягкостью. Внимание его было основательно притуплено, поэтому эльф не сразу понял, что совершенно не знает места приземления — под ними было бескрайнее море, заселенные острова остались позади. На миг накрыла паника, и лишь благоразумие остановило от прыжка с дракона.

Тот, почувствовав состояние своего наездника, заворчал, скосил на него глазом и мысленно попытался ободрить. «Мы скоро будем на месте, успокойся». У юноши это вызвало нервный смешок и тихое бормотание себе под нос:

— Просто прекрасно! Еще бы знать, чего ждать… — Свои догадки он предпочел не высказывать, прикрывая глаза. Запала не хватило надолго — слишком многое навалилось на юного путника.

Тоэн не обманул, вскоре он уже опускался на песчаный берег одного из трех пустынных островов. Тот был похож на непроходимый лес, оставленный на волю природы многие века назад. Устало сползая со своего спасителя, парень дождался обращения того и попытался ударить, но лишь оказался в крепком захвате.

— Да что с тобой?..

— А ты не понимаешь? — зашипел эльфеныш. — Без моего ведома притащил меня в это богами забытое место, которое, возможно, станет нашей могилой…

— Угомонись! — рявкнул мужчина, не желающий слушать бессмысленную истерику и упреки. — Это единственное место, где мы сможем жить спокойно! Где, если кто-то узнает, тебя не будут преследовать с целью убить! И где я смогу снимать с тебя иногда этот ошейник без последствий! Если только для меня самого…

— Снимать?.. — изумился парень.

— Конечно. Все-таки ты больше не эльф, это твоя природа. Меня предупредили, что так надо. Здесь полно зверья, чтобы охотиться, нет разумных. Идеально. — Стальная хватка ослабла, и спокойный полу-вендиго отступил, пробегая глазами по откровенно дикому месту. Вздохнув и кивком признав правоту воина, он спросил:

— А жить-то мы где будем?..

— Дальше, в лесу, есть старая заброшенная деревня. А выше по склону, видимо, был замок главного тех, кто тут проживал. Он почти не пострадал, а остальное… — Мужчина достал из кармана среднего размера мешочек. — Здесь амулеты, их дал Лоран. Они приведут новое место жительства в порядок, настроены на тебя, и на их активацию вполне хватит минимальных сил. Ты уж прости, я в этом не помощник — у меня и тех нет. Я исключительно боец.

Забрав мешочек, юный отшельник буркнул:

— Веди.

Путь был недолгим, но не слишком простым — природа была на острове полноправной хозяйкой. Но кое-где все же виднелись подобия тропинок, примятая трава, настораживая дракона и совершенно не волнуя его спутника, который мечтал лишь об отдыхе, пробираясь через заросли и радуясь преимуществам своей кожи.

Замок из серого камня с высокими шпилями, оплетенный растительностью, и впрямь выглядел не так плохо, как мог бы, видимо, его строили на совесть. Огражден он не был, наталкивая на мысль о хороших отношениях между «высокой особой» здесь проживающей и ютящимися в сейчас разрушенных почти до основания домах разумными. Если бы эльф был не таким уставшим, то не смог бы пройти так спокойно мимо всех этих домиков, кажущихся большим могильником, навевающих жуть на уровне подсознания. Разруха и запустение никогда не придавали уверенности.

Один за другим доставая из мешочка камни и прикладывая к стене, активируя их, выжимая себя окончательно, юноша мысленно благодарил мага за то, что им не придется проводить вторую ночь под открытым небом или в держащейся на чуде уцелевшей комнатушке — в амулетах оказалась заряжена невероятно сильная магия. Как только на землю упал последний опустошенный кристалл, Вирель покачнулся и потерял сознание, ощущая, как сильные руки поднимают его.

Тоэн, внося свою драгоценную ношу в их новый дом, на мгновение остановился, вспоминая людскую традицию о которой когда-то слышал, но сейчас забытой даже ими самими. «Как невесту», — невольно усмехнулся он, осматриваясь.

Следы разрухи и запустения устранила магия, открывая глазам то, каким изначально было это здание. К удовольствию воина, тут не было кричащей роскоши, излишеств, только то, что действительно необходимо. Просто и лаконично. Он бы поладил с разумным, что жил здесь когда-то. Ему и вправду не нужны были стены от остальных, наверняка он был любим и честен… Жив ли, интересно, сейчас хозяин?

Поднявшись на второй этаж, дракон толкнул дверь в первую попавшуюся комнату и с удовлетворением отметил, что это спальня. Уложив уставшего полу-вендиго, он раздел его и укрыл, а сам отправился искать кухню и кладовую, желая узнать о наличии запасов в новом месте жительства. Было обнаружено некоторое количество крупы и муки под чарами, с остального они, по-видимому, спали много ранее, а магия убрала то, что от тех продуктов осталось. Не густо. Хмыкнув, дракон решил, что пару дней они протянут на охоте и рыбалке, да кашах, а потом ему придется подняться на крыло и отправиться на ближайший заселенный остров за более существенными припасами. А пока следует отдохнуть. Поднявшись наверх, он разделся и лег рядом с эльфом, наконец позволяя себе заснуть.
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 22:00 | Сообщение # 14
Постов: 32
Пробуждение его ждало не слишком приятное, даже невероятно досадное — кандалы на руках и ногах, припечатывающие его к стене спальни, неприятно охватывали и заставляли проклинать собственную беспечность. Как же он, тренированный и опытный воин, не среагировал?!

— Не расстраивайся, — раздался преувеличенно участливый мужской голос, заставляя посмотреть на его обладателя, коим оказался среднего роста парень с ярко-желтыми глазами на непропорциональном лице, отличающийся мощной фигурой. Рядом с ним, к облегчению дракона, стоял вполне живой и здоровый Вирель, гневно посверкивающий глазами. — Это моя магия. Сонная, успокаивающая… Она часто используется в лекарском деле, но вполне может быть использована и так. Прости уж, но это было необходимо, иначе ты мешал бы моему разговору с собратом.

— А? — Эльфеныш в миг забыл о злости, хлопая глазами. Мужчина кивнул ему.

— Я расскажу. Дело в том, что на этом острове живут полу-вендиго. Если об этом кто-то и знает, то считанные единицы. Есть тут такие как ты — обращенные. По чистой случайности ли, по обстоятельствам… А есть по крови. Рожденные от матерей разумных и нечисти. Об этом не говорят, но вендиго похотливы и зачастую, во времена, когда их было большое количество, женщины, которые чудом спасались, а это в основном оборотни — обращение бывало неплохим спасением, оказывались в тягости. Многие, очень многие избавлялись от детей… Но некоторые оставляли. До поры кровожадности, хотя контроль у нас и лучше, чем у укушенных, но инстинкты не вытравить. Тогда-то одной барышне, безумно любящей своего сына, несмотря на историю его появления, пришла в голову идея — переправить его на один из мертвых островов. Это было безопаснее, чем оставлять чадо там, где идет травля ему подобных. Пока идея осуществлялась, искались доверенные люди и собирались припасы, стали присоединяться еще такие бедолажки. В итоге сюда отправили целую группу ребятишек. И, надо сказать, мы здесь неплохо прижились. У некоторых уже свои семьи… Иногда, каким-то чудом, появится такой, как ты, словно сама судьба к сородичам ведет, а в остальном все не плохо, но и не хорошо. Здесь нам грозит вырождение, — печально закончил он свой рассказ. Ошеломленный эльф тихо спросил:

— Вы ведь что-то задумали?..

— Именно. Покинуть остров, отвоевать себе право на жизнь. Но для этого нужно знать, что творится за пределами этого места. Это не просто так! — горячо заверил он нахмурившегося эльфа. — Взамен мы научим тебя контролю, жизни со зверем внутри, поможем с расширением магических способностей! Соглашайся! В конце концов, разве заслуживаем мы жизни гонимых тварей?!

Вирель молчал, глубоко задумавшись. А Тоэн дернулся в цепях.

— Сборище сумасшедших фанатиков! — И тут же пожалел о необдуманном высказывании, столкнувшись с похолодевшим взглядом юного полу-эльфа и заслышав его холодный приказ:

— Заткни свой рот, дракон. Уважаемый, как вас зовут?..

— Сеорит.

— Меня Вирель. Могу я подумать? — Дождавшись утвердительного кивка, юноша указал на скованного воина. — Тогда освободите его и оставьте нас. Завтра я дам ответ.

Возражений не последовало, и вскоре они остались лишь вдвоем. Глаза полу-вендиго были по-прежнему холодны, как и тон.

— Так что ты там говорил?

Делая шаг к столь важному для себя существу, мужчина тщательно обдумывал, что сказать ему, и, наконец, обняв его, прошептал:

— Я идиот. Я совсем не хотел тебя обидеть, ты для меня очень важен…

— Насколько? — сверкнул глазами парень, не пытаясь вырваться. — Пойдешь со мной против всех, если попрошу?..

— Пойду… — кивнул дракон и понял, что все сделал правильно, ощутив, как расслабляется в объятиях напряженная фигурка. Но он не врал ради прощения, а был вполне искренен. — Я приму любое твое решение, я все ради тебя бросил.

— Я не просил… — буркнул полу-вендиго и потянулся к губам дракона, втягивая его в робкий, но жаркий поцелуй. Усталость и проблемы были позабыты под натиском нахлынувшей общей страсти.
Часть 10

Утром Вирель неохотно выбрался из теплых объятий и подошел к окну. В теле была приятная нега, а разум был занят обдумыванием предложения. Над островом восходила до этого незнакомая ему звезда, не вызывая ничего, кроме интереса.

Ранее это могло бы и удивить, но уже множество лет всем известно, что каждому острову соответствует свое светило — сугубо персональное, не охватывающее территории далее определенных. Собственно, так и появились боги и верования каждого народа. Считалось, что это само божество охраняет своих детей. Например, эльфов обогревали Риль и Аоль, братья — близнецы, вампиров — Авалия, оборотней — Ярван… Даже цвета этих звезд различались, давая при этом совершенно одинаковое освещение и тепло. У каждой из них была собственная история, чаще всего глубоко сплетенная с обычаями и традициями тех или иных разумных.

Взять хотя бы Авалию, обычную ранее вампиршу, что во времена войны, из-за которой кровь не впитывалась в землю, собирала каждую каплю драгоценной жидкости, чтобы напоить раненых солдат своего народа. Она слишком ценила и уважала жизнь, повлияла на исход сражений и научила свой народ жить в гармонии с остальными. И из-за этого, как рассказывается, она и погибла. Ее просто убили несогласные, под покровом темноты, но великая женщина, пекущаяся о благе родичей, не погибла, а взошла на небесное полотно, дабы и дальше направлять и оберегать. Пожалуй, только боги трех брошенных островов не были известны всем и каждому. И только ночная Лиария была едина для всех, олицетворение материнства и всепрощения. И именно под ее очами происходили самые отвратительные деяния, ведь уследить за всеми невозможно одному, да и чтобы разозлить ее до кары, нужно было постараться. Любой разумный как родное дитя для нее.

Сзади послышался шорох, заставляя обернуться и посмотреть на подходящего мужчину, который бросил взгляд на зеленоватое светило.

— Интересно, кто оберегает здешних жителей? Даже неудобно, ведь теперь это и наше божество.
 
Ния
Воскресенье, 31.07.2016, 22:06 | Сообщение # 15
Постов: 32
— Понятия не имею, — вздохнул полу-эльф. — Но здесь ведь жили, наверняка остались какие-нибудь книги, где это упоминается. А может, об этом знают мои новые родичи.

— Что ты решил? — немного напряженно поинтересовался дракон, вызвав улыбку любовника. Тот снял амулет-иллюзию, подбросил в воздух, поймал, а потом, широко распахнув окно, выбросил в него, как можно дальше.

— Я это я. Полу-вендиго, достойный жизни, как и другие. Но… — все так же улыбаясь, ответил эльф. — Я зла на остальной мир не держу. Мне будет вполне хорошо просто прожить здесь всю свою жизнь. Я им не помощник.

— Мне кажется, что этот ответ им не понравится…

— Мне все равно. Я могу рассказать о жизни за островом, но не более. Как туда добираться, что делать и подобное, пусть решают сами.

— Отвратительная ситуация… Как бы нас не убили.

— И это говорит воин?

— Со всеми мне не справится, ты знаешь, что за кровь в них течет.

— О да, отлично знаю, — вздохнул, обращая взгляд за окно. — Улетай. Ты многое сделал для меня, но умирать из-за меня нет смысла. Ты стал мне близок, в некотором роде, но я тебя не люблю. Лети к своему Королю и расскажи об опасности, что таится на этом острове. Я более чем уверен, что они подготовили почву своей мести.

— Но…

— Я. Тебя. Не. Люблю! — отчеканил Вирель, серьезно и без тени лжи смотря в глаза воина. — Не гробь свою жизнь, это все равно не изменится, будь рационален, ты же, можно сказать, глава королевской стражи. Поднимайся на крыло. А я попытаюсь разобраться тут.

Тоэн полыхнул глазами и ушел, резко развернувшись. Через несколько минут он взмыл в небо, заставляя юношу у окна залюбоваться блеском его чешуи. Отчего-то наблюдающему за этим молодому эльфу казалось, что это была их последняя встреча и последняя совместная ночь. Поймав себя на таких мыслях, он решил, что убить себя не даст, ведь всепоглощающие желание жить никуда не делось.

Долго гостей в лице Сеорита с парочкой сопровождающих ждать не пришлось. Эльф спокойно высказал ему то же, что и улетевшему любовнику. Мужчина был недоволен, услышав ответ, а заметив отсутствие ящера, и вовсе обезумел, бросаясь на полу-эльфа. Если бы тот не успел сдернуть ошейник, то был бы мертв в мгновение. Но когда вырвавшийся из-под контроля зверь полностью овладел им, он просто разорвал противников в клочья. А после захотелось охоты, и потерявший последние клочки контроля и разума парень рванулся в лесную чащу.

***

Дракон был зол, разбит, но осознавал, что его возлюбленный прав. Гораздо больше пользы он принесет предупредив разумных об опасности, а не глупо пытаясь защитить свое наваждение от тех, кто заведомо сильнее.
Едва увидев его, Король выбежал встречать и, стоило лишь обратиться, бросился обнимать. Глаза его сияли неподдельной радостью, невольно заставляя воина улыбнуться.

— Я вернулся. Но у нас небольшие проблемы…

Наскоро пересказав ситуацию, Тоэн увидел, как посерьезнел его друг, вмиг превращаясь в настоящего Короля, а не мальчишку-принца, на которого был похож пару минут назад. Четкие и волевые приказы не заставили себя ждать — укрепление границ физически и магически, отправка шпионов и разведчиков, создание специальных клетей. Перед лицом опасности собственная радость не была важна.

***

Его взяли количеством, загнали в угол и теперь упивались превосходством. За мгновение до того, как на юношу бросились с целью перегрызть горло, земля сильно содрогнулась. Раз, другой… Устоять на ногах не удалось никому.

Провал под ногами полу-вендиго образовался за секунду, и те, кто в него упал, погибли мгновенно, вдыхая какие-то ядовитые пары. Вирель инстинктивно отполз подальше от опасного места и оказался у речушки. Дневная звезда осветила его, и это было последним, что осознал новоявленный полноценный хищник, застывая в сфере света, как муха в янтаре, и мгновенно засыпая. Светило над островом моргнуло и погасло, погружая свои территории во тьму и холод.

***

Нападения так и не произошло, посланные разведчики донесли о странной аномалии, произошедшей на одном из трех островов, о погасшей звезде… Некоторое время все еще были настороже, но вскоре стало ясно, что бояться больше нечего. Все вернулось на круги своя и лишь усиленную магическую защиту оставили. На всякий случай, на будущее.

Когда Тоэн хотел вернуться к любимому, то просто не смог влететь в темные земли, словно огражденные от всех и каждого, кроме разве что тепла, нежности и света Лиарии. Воину пришлось вернуться ни с чем и вновь стать за спиной своего Короля.

Прошло немало времени, прежде чем рана его любви зажила, и он смог, наконец, увидеть, как смотрит на него правитель. И еще немало до того, когда он прикоснулся к своему господину как к возлюбленному, заставляя трепетать от счастья. Когда-нибудь Королю придется озаботиться наследником, но это не станет причиной раздора, а лишь сплотит влюбленных. Жизнь всегда продолжает свой ход…

А на темном, в то время уже совершенно безжизненном острове, ярко сияла сфера с тонкой и прекрасной юношеской фигуркой внутри, избавленной от безумия, данного укусом нечисти. Юноше в ней снились красочные, прекрасные сны, не омраченные болью и тревогами. А каждую ночь его «колыбель» ласково оглаживала и окутывала мать всех разумных Лиария, дожидаясь того времени, когда ее дитя вновь откроет свои чистые голубые глаза.

Это было единственное место, где время, казалось, замерло и ждало чего-то, чтобы снова начать ход.
 
Форум » Читальный зал » Ориджинал / Original » Зараженный (Ориджинал, NC-17)
Страница 1 из 11
Поиск:
21:23
Обновить
:: Яойный Чат ::
Система Orphus