Конничива,
Гость
Вы тут 'Залетный'
Регистрация
Вход
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » Читальный зал » Фанфикшен / Fanfiction » Новая Работа (Hetalia: Axis Powers, Slash (яой), NC-17)
Новая Работа
SD
Понедельник, 10.01.2011, 22:18 | Сообщение # 1
Постов: 448
Название: Новая Работа
Фэндом: Hetalia: Axis Powers
Автор: S.D.
Бета: ShiroganeShadow
Пейринг/Персонажи: Дания/Норвегия, Америка/Англия, Швеция/Дания, Финляндия, Канада, упоминается Россия
Рейтинг: NC-17
Размер: Миди
Жанр: Slash (яой), Ангст, Hurt/comfort, Повседневность
Предупреждения: Селфцест, курсивом - флешбеки
Дисклеймер: Хидэкадзу Химаруя – автор персонажей и мира фэндома
Размещение: Строго запрещено
Статус: Закончен
О сюжете: Минус, это когда в тебе находят замену для краткого счастья.
Минус, это когда ты для краткого счастья находишь замену.
Но минус на минус – даёт общий плюс, и это доказано наукой.
От автора: Автор любит трудяг-скандинавов, а так же среду их деятельности. Автор полжизни проучился дизайну интерьеров; пока не устал.
 
SD
Понедельник, 10.01.2011, 22:19 | Сообщение # 2
Постов: 448
Это была очень тяжёлая ночь. На этот раз болели не только спина и бёдра – болели внутренности, и, казалось, что их до сих пор сдавливает какой-то невиданной силой изнутри. Ногами не хотелось шевелить, они так и требовали большего отдыха, но и лежать по утрам долго он тоже не любил. И ещё на этот раз было очень душно - в комнате так и веяло перегаром и запахом алкоголя. В доску пьяный Дания лежал на правой стороне кровати, зарывшись лицом между двух подушек, плотно укутанный одеялом, которое намотал на себя по самые уши. Слышно только равномерное посапывание с его стороны.
Норвегия изучал потолок, зимний вид из окна, стены и снова потолок. Воздух был стоячим, и хотелось проветрить спальню, иначе в такой духоте с вязкими, липучими, не дающими покоя, мыслями он больше не выдержит.
«Я должен был понять это раньше. Значит, все эти вечерние нападки на меня… это всё… была лишь моя иллюзия. Я думал, что он меня любит, если спит со мной. Но… сегодня ночью…»
Насколько он мог помнить, датчанин впервые при нём так напился. Пил Дания регулярно, но бухим домой приходил не очень часто. Всё же Норвегию он как-то, но уважал.

***

- Но-о-орвеги-ия! – завопил страшным голосом датчанин, вваливаясь в прихожую их совместного дома, - а и-ид-ди сюда!
Норвегия вскочил с места и, как ошалелый, поскакал встречать друга. Но то, что последовало потом, было худшим происшествием, какое он мог только представить. На этот раз мужчина не был даже хотя бы из сочувствия аккуратным, Дания вытрепал все его силы и тельце в течение нескольких часов, игнорируя или просто не слушая страдальческие стенания молодого норвежца.
Но то, что заставило кровь Норвегии заледенеть внутри его сердца – это одно лишь слово, произнесённое Данией на самом пике оргазма:
- Б-ерва-а…льд!

***

Лохматая макушка Дании была совсем взъерошена, волосы торчали во все стороны, как иглы дикобраза. Но при этом умудрялись быть мягкими и пушистыми, когда их приглаживаешь. Норвегия каждое утро, когда просыпался, изящными пальчиками тонкой руки приглаживал ему волосы, от чего Дания поднимался с постели в более или менее приличном виде. В отличие от самого Норвегии, у которого после ночных буйств было сложно по-быстрому распутать пряди, перед тем как подобрать их заколкой.
- Я думал, ты любишь меня. Меня. Это из-за твоей работы, да? Новой работы? – тихо говорил Норвегия спящему датчанину так, чтобы тот не услышал. Острая иголочка поселилась в его груди и больно упиралась в сердце при малейшем движении. К горлу подступил твёрдый ком, как плотный сгусток горьких обид и ожесточения, от которого он не сможет избавиться ещё долго.
- Когда ты впервые познал моё тело, я был счастлив. Никогда я не говорил, что мечтал об этом… и совсем не подумал, что ты сделал это после первого дня своей работы.
Только теперь парень заметил, что вот-вот заплачет, так как в уголках глаз больно защипало, и пришлось поднести к переносице руку. И он зашептал ещё тише, приподнявшись с подушки:
- Как мне это принять?

Юный скандинав опустил босые ноги с кровати на холодный пол и собрался встать, как его запястье тут же удержали на месте твёрдой хваткой.
- Куда-а… - смертельно уставшие бледно-голубые глаза сонно смотрели на Норвегию, а лицо было словно помято ото сна. Замерший на месте парень внимательно смотрел в эти глаза, теперь совсем
другие, печальные глаза ничего не помнящего мужчины, смотрел на пушистые ресницы, которые будто хотели снова сомкнуться и не раскрываться ещё долго, – мне будет хо-олодно…
- Лежи уже, я воды хочу принести. Тебе предстоит не самое развесёлое утро, – монотонно ответил парень и зашагал в сторону кухни, шлёпая босыми ногами по полу. Его тонкая сиреневая рубашка и пижамные шортики совсем не могли согреть хрупкое тело в зимний сезон. Но сейчас ему даже холод не мешал, потому что температура внутри его сердца и сосудов опустилась куда ниже.
- Точно, воды-ы… Дай мне воды, Нор! – Дания перевернулся на спину, борясь с головокружением и внезапной близорукостью, фокусируя свой затуманенный взгляд. Потолок над головой искривлялся и выгибался, как уродливый скат, глаза, словно в воду опущены, а стенания мужчины перебили возвращающиеся в комнату босые шаги. Норвегия поставил стакан с водой на стеклянную поверхность круглого столика у кровати, а рядом бутылку, наполненную до горлышка.
- Тебе надо вставать и идти на твою работу. На новую работу, - язвительно подчеркнул тот, аккуратно переодевая сиреневые шорты, не желая оглядываться на сонного собеседника. Дания выдул весь стакан воды и уже более трезво взглянул на парня.
- Ну да! На новую работу. На са-амую офигенную…
- Расскажи. Чем ты там занимаешься? – Перебил Норвегия, переключившись на застилание кровати, с усердием вытягивая из-под Дании смятую простынь, испачканную множеством пятен. Такие простыни сразу же отправлялись в стирку.

***

- Это предложение свалилось на меня со-овсем неожиданно, так как я не думал, что мне могут доверить такую ответственную работу. Но-о они сказали, что лучшего специалиста по продажам они не встречали. Больше всего-о как мне, так и им посчастливилось в то-ом, что место их проекта видно даже из наших окон! Вот взгляни, Нор, - Дания ткнул пальцем в стекло, догоняясь крепким можжевеловым чаем, который Норвегия заварил для него из настойки стимулирующих трав, а сам парнишка, сидя напротив, безразлично повернул голову в сторону окна.
- Мне позвонил этот самый парень, Вяй-ня-мёйнен и сказал, что-о они с Бервальдом объединились в совместном архитектурном проекте. Знаешь, в большо-ом таком! – датчанин развёл руками, будто был в состоянии охватить размеры проекта их размахом, - это начало их сотрудничества, но-о оно имеет уже весьма положительный результат…
Предложения Дании до сих пор немного заплетались, а взгляд бегал по поверхности стола, но сознание его было почти в порядке; хоть в рассказе и зияли тысячи дыр.
- И что же они затеяли?
Дания растянул самую довольную улыбку в мире.
- Они строят загородные до-ма!

***

- Поразмыслив, мы поняли, что помощь нам необходима, и решили предложить Вам заняться продажей недвижимости, так как дома, которые мы будем возводить – частные коттеджи, размещённые за городами Финляндии. Это не набережные постройки, тем они и особенны. И они непосредственно рассчитаны на уединённых семей, стремящихся выселиться подальше от набережных холодного Балтийского Моря. Таких покупателей не мало, но под силу их найти в краткие строки только профессионалу, – Финляндия с осторожностью и долей опаски в голосе говорил в телефонный аппарат, на другом конце провода которого его слушал задумчивый датчанин, действительно хорошо разбирающийся в подобном вопросе.
- Су-сан в данное время занимается прекрасным творческим проектом – трёхэтажный коттедж над склоном заснеженного холма. Из его окон открывается красивейшая панорама со всех четырёх сторон. Полностью приватный земельный участок. Внутри дома выполнен превосходный дизайн интерьера шведского качества, и если Вы, Дания-сан, готовы с нами работать, то Вам следует завтра же прийти на объект и осмотреть дом, который собственно Су-сан Вам и покажет. И расскажет про его плюсы!
- Ну-у, а-а…
- Да, я как раз хотел об этом сказать, - торопясь, продолжил Тино, - не придётся объяснять, как к нам добраться. Стоит только посмотреть из вашего окна в нужном направлении.
После последнего слова был услышан вздох облегчения. Самое сложное сказано.
- Э-э… вы уве-ерены? – Дания увидел в воображении Бервальда, который показывает ему дом и объясняет, чем первым делом надо хвастаться перед покупателями, и... – То есть, я буду работать со Швецией?
- Ну да, естественно, мы ждём, Дания-сан, соглашайтесь! Вы нам нужны!

***

Отредактировано SD - Воскресенье, 23.01.2011, 21:06
 
SD
Понедельник, 10.01.2011, 22:23 | Сообщение # 3
Постов: 448
Чай Норвегии остыл и был почти не тронут. Парень вздрагивал при каждом вздохе, от чего дышать было тяжело, но показывать этого он не хотел.
- Ясно. То есть, ты теперь время от времени будешь проводить дни на объектах. В компании Финляндии и Швеции. Так?
- Аг-га! Правда, они только сейчас доработали свой первый коттедж, но ещё не разобрались с правами на владения. Знаешь, как это бывает ску-учно-о. Бюро технической инвентаризации такое ме-едленное. Я уже сумел отыскать несколько потенциальных покупателей, но продать дом можно будет в лучшем случае только через несколько дней. У них, помимо прочего, не до конца заполнен техни-ический па-аспорт. Но только некие внешние разметки. Или они эти данные просто потеряли, я-я, знаешь, в эту бумажную возню не вникал. – Он запнулся, глотнул настойки и тут же переменил тон на более низкий. - А вот сего-одня…
Норвегия испугался, когда увидел, как моментально изменились глаза Дании. Словно мгновенно налились кровью. Парень всегда замечал в поведении друга даже самые малейшие нюансы, и зачастую не ошибался в толковании его эмоций. Ибо прожил с ним столько лет, со времён их личной унии, сколько сам бы, наверное, не хотел. Не взирая на чувства к нему.
Тот смачно шлёпнул ладонью по столу, выпаливая фразу, как сенсацию:
- Сегодня я должен буду остаться на ночь в их доме! - тупой непонимающий взгляд упёрся в стену, словно там что-то написано, губы обнажили два ряда зубов, и иголочка внутри Норвегии опять упёрлась остриём в сердце. Но в этот раз с невыносимой силой.
«Чтоб тебя, Дан… Ты так смотришь. Ты не понимаешь ничего, я в ужасе… Что мне делать?..»
Парень прижал правую ладонь к своему бьющемуся сердцу и какое-то время просто молчал.
«По крайней мере, на этот раз я смогу спокойно поспать и спокойно проснуться, не наблюдая твоих одуревших звериных глаз»
- Ясно.

***

«Бервальд, я ещё никогда не осознавал тот факт, что буду спать под одной крышей с тобой. Даже если постелите мне на пороге в прихожей, как собаке Ханатамаго, я буду счастлив знать, что где-то в одной из комнат спишь ты. Но что интересно! Я от шока и внезапности предложения забыл спросить, зачем мне придётся остаться? Вы ведь не пошутили?»
Дания шёл, загребая ногами чистый ослепляющий незащищённые зрачки снег. Руки дрожали, но не от холода - у Дании сводило живот от предвкушения сегодняшней встречи с ним. Очень нервное состояние. Он вчера не смог вдоволь насладиться обществом Бервальда. Тот покинул дом ещё в начале дня, чтобы проверить результаты технического бюро и передать недостающие данные. И Дания до вечера только и делал, что буянил от досады, не в силах выбросить того из головы, что и финн не понимал, что с ним твориться. Закрылся в одной из комнат, чтобы не попасть под горячую руку старшего скандинава. А тот, вымотанный собственными мыслями, достал бутылку спиртного из заначки шведа и выпил ее залпом.
А перед тем, как пойти домой к ожидающему его Норвегии, побрёл в кабак и допился до неадекватного состояния.

«- Но-о-орвеги-ия! А и-ид-ди сюда!»

Сейчас он дрожал оттого, что, наверное, боялся предстоящей ночи и оттого, что не знал, сможет ли контролировать своё поведение. Он и так плохо справлялся с собой, когда в поле его зрения появлялся высокий белокурый красавец с мощным телом, казалось, что идеальным во всём; сдержанным внешне, но с бездонными глазами, цвета морской волны, в которых утопаешь как в пучине, не в силах вернуть свой разум на место.
В их новопостроенном коттедже было так тепло, что иногда Бервальд снимал рубашку и ходил по дому в майке. В отличие от их дома с Норвегией, этот трёхэтажный объект архитектуры был невероятно тёплым. Дом разительно отличался от европейского стандарта своим ярким цветом, острым коньком крыши, позволяющим снегу скатываться вниз и не накапливаться тягостным слоем сверху. Его спроектировали два действительно умелых дизайнера-архитектора, знающих своё дело. К тому же, Швеция всегда умел не только выполнять работу руками, но и отлично владел знаниями пространственной композиции.
Снег громко хрустел под ногами в такт шагам, шарф плотно укутывал шею, а снежинки застыли на ресницах, бровях и волосах Дании. Крупные ажурные снежинки, их так и хотелось рассматривать. Большие и симметричные частички льда. Они кружились на лёгком холодном ветру, мягко ложась под ноги, с риском быть раздавленными.
«Бервальд, я ведь не могу так. Мне постоянно… постоянно хочется тебя, Бер… Я же не виноват в этом, посмотри только!»
Он пристально смотрел на то, как дрожат его руки, защищенные от мороза перчатками, а сам дышал паром в тёплый шарф.

Когда дошёл пешком до дома, даже с улицы он почувствовал уютную атмосферу внутри: во всех окнах горел свет, раздавались бодрые голоса, и, казалось, что в доме не два человека, а минимум десять.
Как только скандинав ступил на первую ступень, дверь распахнулась, и из дома вылетел Англия с недовольной перекошенной физиономией.
- Я же сказал, отвали, идиот! Я ни за что не буду спать с тобой в одной комнате! Финляндия, постели мне на снегу!!!
Америка поспешно выбежал из дома с испуганными глазами, поскользнулся на пороге и повалился на спускающегося по лестнице Артура. Тот с криком опрокинулся вниз, свалившись на изумлённого датчанина, и вдавил несчастного в снег своим весом и следом - весом Америки.
- Что-о за чёрт! Вы двое!
- Альфред, убери с меня свою тушу!
- Арчи, не оставляй меня одного ночью!!! – руки Альфреда крепко сжали талию Артура, которого Дания пытался стащить с себя.
- Какого хрена вы здесь делаете, болваны!
Америка и Англия разом замолкли, и в эту же секунду из-за двери показался Тино, с радостной нежной улыбкой на юном лице.
- Наконец-то! Пойду, сообщу Су-сану.

Отредактировано SD - Воскресенье, 23.01.2011, 21:08
 
SD
Понедельник, 10.01.2011, 22:25 | Сообщение # 4
Постов: 448
В просторном зале, который украшала бордовая мебель, золотисто-бежевые шторы, камин, ажурные шведские ковры, восседал Швеция за стопкой бумаг и внимательно изучал их глазами через линзы очков.
- Су-сан, он пришёл, – финн сиял подобно Солнцу в зимний день. Его голубая парадная форма хорошо сидела на молодом парне, подчёркивая изящность фигуры. Ему в ответ благодарно кивнул молчаливый сожитель.
Данию освободили от залепленного снегом пальто, укутали в махровый красный халат и пригласили в дом. Появление здесь англоязычной семьи финн объяснил очень просто:
- Они втроём попросились остаться в доме на ночлег, когда узнали, что их маршрут с севера в Центральную Европу будет лежать через Финляндию. Им понадобилось где-то провести ночь. Правда ведь, ребята? – Тино неловко перебирал пальцы на руках, так как не очень любил говорить один за всех и терпеть на себе взгляды стольких стран. - Мы, конечно же, не отказываем таким уважаемым гостям. Правда, Су-сан?
- М.
- И чё? – почесал затылок Дания. – Чего психовать-то!
- Ну… - не дождавшись от Швеции поддержки, он устало продолжил монолог. - Проблема их перепалки в том, что дом рассчитан на одну семью, а не на несколько. Несмотря на три этажа. Мы с Су-саном проектировали первый цокольный этаж как зону отдыха и развлечений. Там нет кроватей. К тому же большую часть этого этажа занимает сауна!
- Погоди, Ти-ино… Ты сказал, втроём? На меня навалились только двое. Кстати, где эти черти?!
- Третий, эт' Канада.
Дания повернул голову в сторону Швеции и обомлел. Тот сидел в шортах и майке за письменным столом возле окна, его руки мирно лежали на столе, а глаза не отрывались от чтения документов. Внутри скандинава опять зашевелились знакомые чувства, как приятные мурашки по телу, по ногам, до самых пят, а ладони почему-то онемели, и хотелось, не переставая, сгибать пальцы.
- Дания-сан.
- А? Да-да. Я знаю, что кроватей тут мало, я ше-естна-адцать раз пробегался по всем комнатам, - не отводил глаз Дания.
- Ну, так вот, Америке придётся спать в одной комнате с Англией, на втором этаже. Канаде в гостиной на диване. Я же буду в своей комнате, как и обычно. А вот…
- Эм… а я? Я-то? – глаза датчанина забегали по комнате, в страхе услышать самую нежеланную для него новость, но в ещё большем страхе услышать желанную...
- Дания-сан, надеюсь, не будет против лечь с Су-саном?
- Что-о-о-а?! Это что, шутка-а?!
Мужчина отстранился, с испугом взглянув на Швецию, который даже не моргнул за своим столом - сидел как статуя Ареса. Финн грустно поник, перечёркивая в голове так удачно и тщательно составленный план ночлега для всех гостей.
- И Вы туда же. Совсем, как Англия-кун.
Датчанин не верил своему счастью и опустился на колени перед финном:
- Я согласен! Скажи же мне, мой милый маленький друг, отчего так вышло? Почему я с Бером должен спать?! Почему не ты-ы? Или не этот, как его там, чёрт…
Тино понизил голос, чтобы не обсуждать Швецию очень громко.
- Я всегда сплю в своей небольшой кровати, пока обставлялся изнутри этот дом. А у Су-сана кровать большая, и он всегда спит на ней один. Но Канаду с ним ложить очень не желательно, так как… - Тино помялся, отводя глаза.
- Ну… Чего же? – переспросил датчанин, приподнимаясь на ноги.
– Понимаете ли. Су-сан не очень спокойно спит. Он может во сне прибить случайным ударом руки или ноги. Понимаете же? Я просто наблюдал.
- Оу… - Дания взвесил в голове информацию и прикинул, хорошо это для него или плохо. Но.
«Но это же невозможно!»
Собирал свои разбежавшиеся мысли в кучу, уже понимая, что тут не блеф, уже чувствуя, как горячая незримая рука давит ему на грудь.
«Я буду спать с ним в одной кровати, чёрт вас всех дери!!!»
Он ещё долго стоял столбом с глупой улыбкой на румяном лице, после того, как страны давно с головой погрузились в свои дела, восседая в разных углах гостиного зала. Альфред сидел напротив Артура на коленях и умолял не оставлять его одного на ночь, так как в чужом доме ему очень страшно засыпать и мерещатся пришельцы вместо теней на стенах.
- Это потому что ты телевизором расплавил себе мозги! - Англия сидел на бордовом диване с надвинутыми на глаза бровями и с раздражённой гримасой слушал его вопли.
- Арчи, ну будь другом! Что я тебе такого сделал, за что ты мне мстишь? – ныл Альфред, уткнувшись лицом в коленки Англии.
- Отвянь! Почему бы тебе не взять с собой брата Канаду? – Артур приподнял колено и пнул Америку в лицо.
- Если я возьму с собой Канаду, он будет кричать всю ночь вместе со мной!
- Это ещё почему он будет кричать?! – Артур распахнул глаза-блюдца. Альфред важным тоном, будто упрекая Мэтью во всех грехах, пробубнил ещё настойчивее, что поспорить уже нельзя было:
- Когда я прошу защитить меня от пришельца, он визжит и мне от этого в два раза страшнее! А когда он спит сам, это всё равно, что бревно лежит на диване… – он грустно хмыкнул. Потом широко распахнул посиневшие от азарта глаза. - Ты пойдёшь со мной спать!
Альфред обхватил Англию двумя руками за талию и перекинул через своё плечо, крепко держа того за ноги.
- Придурок хренов, что ты делаешь, идиот?! Канада-а-а! Угомони своего больного на голову брата!
- Мы идём распаковывать твои вещи, Арчи, хе-хе-хе!
Дания стоял на ажурном ковре в красном домашнем халате и смотрел, как Америка тащит на себе вопящего во весь голос Англию. Злобный смешок шлейфом последовал за ними.
- Канада? Это кто вообще? – спросил тот у комнаты.
- Тут я, эй! - раздался звук из кресла, которое стояло напротив самого Дании, - я так ждал, что кто-то спросит, - засияла улыбка до ушей.

Прошло немного времени, пока страны угомонились. Дания собрался с духом и подошёл сзади к Швеции. Тот что-то спокойно заполнял на листе. Мужчина осматривал его руки, строгий мелкий почерк. То, как он ровно, аккуратно пишет, не отвлекаясь ни на что и ни на кого. Короткие, почти белые волосы, ушко от очков, заправленное за прядь. Так хотелось прикоснуться, хотя бы на секундочку к волосам, пригладить сбитую прядку, единственную, которая выбивалась из аккуратно уложенной причёски Швеции. А ещё больше всего хотелось вдохнуть его запах… где-то в области обнажённой шеи. Вдохнуть запах Швеции… это давно уже было больным желанием датчанина.
«Та-ак хочу коснуться, Бе-ер, если бы ты знал, как я этого хочу-у… Ты бы только знал, ка-ак это…»
- Те' неч'м заняться? – Швед положил ручку на стол, в полуобороте взглянув на датчанина. – У т'я обязанности на се'дня. Тел'фон в коридоре.
Дания замер, впервые глядя в распахнутые глаза шведа на таком близком расстоянии, и тем более - сверху вниз. И хоть голос Швеции был повелительным и грубым, тот не испугался. Оксенштерна был добрым, просто он этого сам не знал. И ещё он был важным. Просто он был таким, каким был. Сам того не замечая.

Остаток дня Дания провозился с телефонными звонками, сопоставляя нескольких покупателей между собой и выбирая день продажи коттеджа, что оказалось самым сложным, так как свидетельство о владении было ещё не готово, а технический паспорт Тино обещал закончить только завтра, и, возможно, лишь к вечеру.
Если у него всё получится при учёте этих нюансов, то товарищи в нём не разочаруются, и будут продолжать развивать бизнес своих стран дальше, и, скорее всего, с большими успехами.
«А дизайнер из Швеции впрямь - удивительный. Талантливый… восхи-ти-тель-но… сколько всего таится в его голове, сколько идей и умных мыслей. Столько потрясающих вещей… А у меня что?! Что у меня в голове роится, чёрт. Я ни о чём больше думать не могу»
- Ладно, я на сегодня выдохся-я, меня такое количество звонков раздража-а-ает, - «я хочу, чтобы скорее настала ночь, это единственное, чего я сейчас хочу», закинул он руки за голову и облокотится в кресле, прикрыв глаза.

***

Отредактировано SD - Воскресенье, 23.01.2011, 21:09
 
SD
Понедельник, 10.01.2011, 22:26 | Сообщение # 5
Постов: 448
Как и было запланировано финном, к ночи страны разошлись по своим комнатам, даже почти не сопротивляясь. Но поскольку Дания был слишком взволнован, он долго простоял у закрытой двери и заставил себя зайти в спальню Швеции только тогда, когда тот уже крепко спал. На голову обрушился такой жар, что датчанин даже зашатался. Неужели было так же жарко и до того, как он пришёл сюда?
Ехидная улыбка заиграла на губах скандинава, а в глазах поселились два похотливых беса.
- Берва-альд, - одними губами проговорил он, распуская пояс халата, - вот как ты смотришься в кровати спящим… Невероятно-о. Я сейчас присоединюсь, будь уверен…
На датчанине остались только лёгкая рубашка и бельё, он тайком в темноте подкрался к Швеции, скаля неконтролируемую ухмылку.
- Ты настолько не возражал спать со мной? Или тебе всё равно с кем, Бе-ервальд? – он вдохнул запах его волос, и в глазах помутнело. «О, да-а-а…» Дании захотелось чаще дышать, и дышать громко, в голос, – ты посмотри только… прядка до сих пор не на месте, хе-хе?
Датчанин зажал прядку волос между своих пальцев и нежно потёр, заметив, что волосы у этого мужчины такие же мягкие, как и его собственные. В них обоих текла родственная кровь, и это выдавалось их схожим телосложением, цветом глаз, формой бровей и довольно высоким ростом. Но Бервальд был совсем другим внутри. Он был, как глыба, без жестов, без эмоций. Его хотелось познать. Хотелось покорить… Или быть покорённым им самим.
Голова под рукой датчанина шевельнулась, и тот вздрогнул, аккуратно и медленно ложась рядом с блондином, упираясь коленями и локтями в кровать, совершенно нагло укрываясь его же одеялом. Дания даже не подумал, что на край каждой кровати финн предварительно положил гостям по два одеяла. Дания просто не заметил, что одеяло, предназначавшееся для него, так и осталось лежать сложенным на краю.

***

Сонный Норвегия смотрел в окно на погасающие один за другим огоньки маленькой точки, которая словно пуговкой пришита к снежному фону холма над финским городом. Холм усевали чёрные силуэты елей, будто криво вырезанные трафареты. Парень что-то мешал в чашке, тоскуя о друге, а от нахмуренных тонких бровок уже и лоб болел. Сердце словно скулило о любимом сожителе, который Бог весть, что сейчас делает, вместо того, чтобы вернуться домой, к нему, Норвегии, обнять его на пороге, поздороваться. А потом потащить в спальню. Сейчас он точно знал, что не противился бы. Хоть Норвегия теперь и понимает, что все последние ночи Дания видел в нём лишь замену, на какую можно было выплеснуть своё накопленное за день возбуждение, полученное на новой работе. Но он действительно в какие-то моменты думал, что Дания его любит. Ведь столько нежности от него было порой получено. Много грубости, но много и нежности. Норвежцу даже казалось, что он смог бы так жить. Заменяя собой того, в ком его друг так нуждается. Лишь бы только получать эту частичку счастья в моменты, когда он верит, что правда им любим.
Но какой бы ночь ни была… по утрам мужчина опять вёл себя, как пустоголовый болван, без каких-либо серьёзных мыслей на его счёт.
Норвегия ревновал. Он сжимал чашку в руках и накручивал мысли, как нить на катушку, и остановиться не мог.

***

«Бе-ер… вальд… я не могу… я не могу»
Из глаз Дании текли слёзы отчаяния от переполнявшего его желания. Он пылал изнутри, и осознание того, что он обязан не шевелиться, сводило с ума. Он отвернулся от Швеции, надеясь, что так ему будет легче себя удерживать, но спина прикасалась к нему. Под одеялом было невыносимо жарко, а Бервальд громко и глубоко дышал во сне, изредка поворачивая голову с боку на бок.
Мурашки, щекочущие ноги, ягодицы Дании, выводили его рассудок из строя, и он здорово успел вспотеть от переизбытка чувств и жара во всём теле. И запах. Запах шведа изводил.
«Я не смогу этого не сделать… я тихонечко… Я просто не могу не сделать, ведь только один раз выпал шанс остаться здесь на ночь, когда свободная комната занята англоязычной парой. Это не сможет больше повториться!»
Рука Дании скользнула между ног. Пальцы приспустили бельё, и из груди вырвался дрожащий стон. Его плоть была возбуждена до предела, даже малейшее прикосновение к головке члена отдавалось судорожным внутренним трепетом.
- М… Бе-ерва-альд… - его рука начала медленные движения вдоль ствола, и Дания зарылся лицом в подушку, чтобы не издать слишком громкий вскрик. Ему хотелось извиваться, вытянуть ноги и снова поджать под себя. Теснее прижаться спиной к Швеции. Но этого нельзя было делать. Он лишь очень осторожно потёрся об него обнажённой кожей ягодиц, и ещё более сильная волна возбуждения ударила в низ живота. Глаза с силой зажмурились, к подушке прикоснулись влажные от слёз ресницы.
- Берва-альд… Да-а… - рука начала двигаться чуть быстрее, но этими движениями он мог потревожить спящего, от чего чувство опасности сковало его, но одновременно разгорячило ещё сильнее. Он тёрся лицом о подушку в жажде закричать, но лишь шептал. - А-ах…
Сквозь звуки своего сбитого дыхания и равномерного посапывания Бервальда, Дания услышал тихие стуки за стеной. Совсем ненавязчивые, но они вроде стали чуть внятнее.
Швеция приподнял голову с подушки и резко повернулся к Дании всем своим телом, обрушив тяжёлую руку ему на плечо, а ногу подогнул в колене, от чего та упёрлась Дании между ягодиц.
«Матерь Божья»
- А-а-ах ты-ы ж! – не удержался Дания от внезапного наслаждения, крепче сжав свой пылающий член. Швед не проснулся, но при этом Дания оказался в совсем неловком положении. И сделать всё незаметно теперь было просто невозможно.
«Сейчас умру, я, наверное, умру от мучений, не дожив до оргазма… Но зато мне, возможно, не придётся оправдываться… Как же это убийственно!»
Он продолжал медленно тереть рукой твёрдую как камень плоть, неосознанно и с риском для себя прижимаясь ягодицами к колену спящего блондина.
- Опасно… я же тру-уп… но это… – это такое состояние, за которое можно продать душу самим чертям из Преисподней ради одного такого раза. Стуки за стеной обратились в некие голоса. Дания притих и услышал тягучее еле слышное:
- Ах… Альфре-е-ед, а-а-ах!.. – и то, что это был голос Англии – можно было не сомневаться. Навалившееся на душу отчаяние тут же нарисовало в воображении не двузначные картинки, породившие чувство зависти и горечи. Дания в сердцах прижался спиной к шведу, удовлетворяя себя грубыми движениями руки, чтобы не спятить окончательно. И глаза зажмурились от тяжкой пытки.
- Прости… Берва-альд, если ты проснёшься, я не могу больше… а-а…
И даже после того, как судорога пронзила всё тело скандинава от головы до кончиков пальцев, и когда он сдавленно завыл в подушку, сжав её зубами изо всех сил, до звёзд в глазах, Швеция не проснулся. Просто он обладал очень глубоким, но немного неспокойным сном. Пока Дания глотал воздух, опустив голову с края кровати, думая, что вне постели воздух прохладней, чем на ней, швед обронил второй кулак ему на спину, что-то при этом хмыкнув. Точно сделав этим будущий синяк.

Отредактировано SD - Воскресенье, 23.01.2011, 21:10
 
SD
Понедельник, 10.01.2011, 22:28 | Сообщение # 6
Постов: 448
Раннее утро Тино Вяйнямёйнен вместе с проснувшимся Мэтью провели на кухне за готовкой завтрака. Англоязычный молодой блондин в больших круглых очках на носу был скромен и мил. Он благодарил юного скандинава за ночлег, за то, что он с братьями теперь имеет возможность с новыми силами одолеть путь в центр Европы, где их ожидали собрания с немецкими странами. Но самое главное, что заставило их таки поднять свои английские зады с места – это приглашение в гости к России, к которому лично ему не очень хотелось идти. Но Америка настаивал с пеной у рта на том, что это могло бы быть весьма интересно, и стоит наведаться в любом случае. Хотя бы для того, чтобы Россия потом об этом пожалел.
Счастливый финн внимательно слушал собеседника, заранее расставляя чистую фарфоровую посуду на стол, а Мэтью тем временем возился с кастрюлями. На него надели весёленький жёлтый фартук, от чего он стал похож на типичную добрую домохозяйку.
- Мне нужно было Данию-сан оставить на ночь потому, что… - Тино взглянул на круглые часы, висящие под самым потолком, - примерно к десяти часам сюда придёт последний клиент, и ему нужно будет хорошенько с ним повозиться.
- Дания такой страшный, - произнёс Канада.
- Да? - усмехнулся Тино, - нет. Он страшный только тогда, когда ему что-то или кто-то крайне не нравится. Если он тебя до сих пор не обхаял, значит, ты ему или нравишься, или он тебя не заметил. Так у него было всегда.
Мэтью задумчиво начал мыть кастрюльку.

Когда часы пробили девять утра, с верхнего этажа послышались шаркающие шаги нескольких пар тапок. Вниз по лестнице спускались сонные и потрёпанные Англия и Дания: первый плёлся позади, шатаясь, как хрупкая ива на ветру, датчанин же был весь помят и еле приоткрывал глаза, щурясь от яркого света. А то, что творилось у него на голове после сна, сложно было бы описать.
Они встали рядом и смачно потянулись, внимательно посмотрев друг на друга уставшими глазами. Дания приоткрыл губы и с искренним любопытством прошептал:
- Ну как оно?..
- Я чуть не умер… Э… что?! – с лица сбежала краска, точно из кувшина вылили цветную жидкость.
Датчанин весело захохотал, закинув руки за голову, и, довольный, зашагал в ванную комнату, оставив Англию с выпученными глазами стоять на своём месте. Из кухни раздался голос финна:
- В десять часов приезжает клиент, чтоб вы все знали!
- Что, пра-авда? – пробубнил тот с набитым зубной пастой ртом и начал впопыхах полоскать водой челюсти.

Белые лучи далёкого зимнего Солнца пробуждают Швецию от глубокого тихого сна. Большая сильная рука находит очки, всегда положенные на одно и то же место у кровати на подоконнике. Окно с его стороны располагалось очень низко, и это позволяло даже лёжа видеть красивую панораму заснеженного горного склона с тоненькой тропой, которая ниточкой тянулась вниз к цивилизации, и изредка можно было наблюдать идущих по ней туда или обратно людей. А заледеневшая поверхность узкого пруда перед финским заливом напоминала гигантскую отполированную доску. Собственно, из-за этого вида Бервальд и любил спать в этой комнате. Но скоро они все отсюда переедут насовсем.
Обычно, проснувшись, он пару минут сидит на месте, глядя в окно, и только потом начинает подниматься с кровати. Дании уже не было, он его даже не увидел, ни когда ложился спать, ни сейчас. Он подумывал, сможет ли с ним кровать поделить, но, видимо, этот товарищ спит куда более смирно, чем бодрствует, подумал блондин. Откинув одеяло, он помедлил; его взгляд зацепила помятость простыней.
- Хм.
Он наклонился над простынёй и пальцами коснутся одного из пятен.
- Д'нмак? – швед насупил брови и, кажется, стал понимать, что с Данией произошло ночью, но это его как-то мало волновало. Он стащил простынь с кровати, смял её в ком и понёс низ, чтобы потом постирать.

***

- Представля-яешь, я это сделал! Этот чёртов дом сегодня покупают, хе-хе! Но-ор, порадуйся за меня! – Дания расхаживал по комнате, закинув руки за голову и время от времени подходил к окну, глядя на маленькую точку на холме среди елей, - утром приходил человек!
- Угу. Я рад за тебя, Дан. – Норвегия сидел спиной к другу, читая книгу за столом. - Как прошла ночь?
- Ха-а… ночь была за-ши-би..! То есть, как, вполне себе нормальная ночь. Ага-а, - Дания покосился на Норвегию, подозревая, что тот о чём-то нехорошем думает. - Ла-адно тебе. Чего такой скучный? Я же пришёл домой, ты должен радоваться, что я-я пришёл! А-а?
- Я рад, я же сказал.
- А я, между прочим, чтоб ты знал, Нор, сегодня вечером иду на объект, чтоб получить за него кучу бабок и знаменательные подписи договоров! – он ожидал от собеседника в ответ, что-то вроде: «нет, опять?! Не уходи!», но почему-то не дождался. - Видишь, какой я молодец, я занятой, ага!
Норвегия хотел смять страницы книги под своими пальцами или просто разрыдаться на месте от своей слабости перед ним, ведь даже эти его собственные рассказы в сборнике, которые парень сочинял под наплывами чувств, Дания игнорировал и говорил, что ими можно лишь селёдку заворачивать. Юноша действительно мог порвать листы, прямо сейчас, как никому ненужные иллюзии. Но вместо этого в Данию полетела эта самая книга, встретившись со лбом скандинава и шлёпнулась на пол, страницами вниз. Громкий звук шагов удалился из комнаты. А затем и вовсе из дома.
- За что, Но-ор? А ну стой, ты! Что, чёрт возьми, за детские выпады такие, а-а? - он поднял книгу, обтёр пострадавшие страницы об себя и захлопнул её. – Как ребёнок. Проветрись на воздухе.

- Дебил! Придурок! Ненавижу этого самодовольного идиота! – Норвегия шагал по снегу на сильном ветру, кидая в воздух слова, как плевки, перед выходом успев накинуть на себя лишь длинный шарф. Всё его хрупкое тело мгновенно промёрзло до костей, и, казалось, что и доли тепла в этом человечке больше нет. Один холод и сплошной лёд в крови, в глазах. На открытом пространстве он чувствовал себя беззащитным, как беглец в тюремной одежде на карикатуре. Снег укрывал его голову, цеплялся за ресницы, а слезинки на щеках быстро замерзали и падали маленькими камушками вниз.
- Я же люблю тебя, скотина! За что я тебя люблю, ответь мне! Кто мне ответит!!! - взвыл он вьюге и ветру, стоя в снежном покрове по самые коленки, защищённые лишь тоненькой тканью домашних штанов. Обнажённые пальцы рук и ног напрочь околели до боли. Длинный шарф укутывал его шею и развевался на ветру в разные стороны.
Норвегия уткнулся коленками в толстый слой сугроба и заплакал в свою дрожащую, покрытую снежинками, ладонь. Заплакал так сильно, как никогда ещё не плакал. И никто его сейчас не видит. Никто не узнает, что он в состоянии так плакать, роняя слезинки ледянее самого льда.

***

Последний день возни с документами и проверка своих возможностей. Раз дело завершается благополучно, Северная Европа сможет возводить сразу десяток объектов одновременно и успешно их продавать. Таким образом, их материалы и дизайнерские проекты смогут продаваться в Центральную, а затем и Южную Европу. Эти двое на самом деле могут зашибать совсем неплохо. И всё сейчас зависит от его собранности. Дания собрал волю и спокойствие в кулак и вышел из дома, приостановившись у дверного проёма.
- Ты ж конечно без ключей вышел, - датчанин, не запирая дверей, отправился в путь.

Внутри дома царила тишина и покой - ни финна, ни пришибленных англоязычных братьев. Лишь Оксенштерна стоял у окна и смотрел, как его Тино возится на улице, записывая последние характеристики внешнего фасада.

Отредактировано SD - Воскресенье, 23.01.2011, 21:12
 
SD
Понедельник, 10.01.2011, 22:30 | Сообщение # 7
Постов: 448
Он был пока ещё не замечен. Ровная и крепкая стать шведа по новой совращала его рассудок и мысли. На губах засиял знакомый оскал, а глаза поедали шведа, как большой шоколадный торт. Они изучали его позвоночник, ничем не прикрытые плечи. Смотрел на его спину так, будто на нём какой-то длинный постулат написан.
- Эт' ты?
Дания застыл, начиная подумывать, что у Бервальда и на затылке глаза, наверное, есть.
- Бе-ервальд, ты куда так смотришь, а? – голос звучал сладко и блаженно. Он считал, что если будет вести себя более распущено, этим он вызовет меньше подозрений, сваливая всё на свой нрав. – А можно я тоже посмотрю рядом с тобой?
- Т' вовремя. Как думаешь, справишьс'?
- Я? С продажей-то? Хе-хе! Бе-ер, не недооценивай меня, хорошо?
Тот взглянул на датчанина, который давил довольную лыбу и снова переключился на замерзающего Тино, бегающего с рулеткой.
- Бер, что он делает? – партнёр уже стоял рядом, почти упираясь лицом в плечо белокурого скандинава. Он даже позволил себе вдохнуть его запах. Сильный запах здорового шведского мужчины; и тут же улыбка пропала с его лица, а ноги чуть не подкосились. Дания снова возжелал. Здесь и сейчас. Опять поднимаются руки к волосам, заметив непослушную прядку на затылке за ухом, которая торчала поверх ушка очков.
- Бервальд… можно я поправлю твои волосы?
- М. Я чт', не причесался?
- Да нет… причёсан. Но… – пальцы зажали прядку, и рука вздрогнула ещё сильнее, чем ночью. Потому что Швеция на этот раз был в сознании, а не спящим. И он – позволял к себе вот так прикоснуться. Невероятно.
Пальцы пригладили прядку и ещё пару раз не спеша погладили волосы на затылке тыльной стороной. Дания неровно выдохнул горячий воздух.
- Она те' мешала?
Датчанин почувствовал, что между ними образовывается некий контакт, и если он позволит себе лишние телодвижения, скорее всего ничего страшного не произойдет.
- Да-а, Бер, ведь теперь ты красивее, – его нос уткнулся в плечо шведа, а пальцы скомкали майку на спине. Тот лишь стоял и косился назад с равнодушным недовольным видом. Он будто знал, что Дания сейчас заводится и процесс этот не остановить. Тем более учитывая то, что он обнаружил утром. По-видимому, сейчас что-то похожее он и наблюдает.
- Начинаетс' снова? - ошалелые глаза бегали по шведу, когда тот резко обернулся и взял Данию за одно запястье. – Да?
- А?
- Твой. Наплыв.
- А?! – тот только пялился в лицо шведа, вот-вот поцелует его, дыхание глубокое, а глаза дурные-дурные. – Бе-ерва-альд…
- Д'нмак, с т'бой что-т' происходит, да? Эт' ж не впервые, правд'? Хм, - он бесстрастно, исключительно в целях интереса сжал датскую промежность.
- А-а-а!! Бе-е-ер!! А-а-а-ах… – тот вжался в мужчину, охватывая его шею руками, уже намереваясь выкрикнуть: «Возьми меня-я!», как Швеция перебивает его мысль:
- Те' нужно в ванную. Сходи и там справьс' с проблемой.
- Т-т-т… ты… - Дания не мог поверить, но кажется, Швеция не понимает, кто виновник такого положения дела. – Я… не смогу ведь. Не поможет! Точно… Бе-е-ер, будь другом! Я… Да, ты прав, такое бывает ведь с каждым, правда? Но я не справлюсь, спаси, – он состроил умирающее личико и выразил всю боль в глазах, только лишь бы Бервальд сделал ему «ЭТО». И сделал под предлогом «помощи другу»! Разве это не чудесная идея? Что может быть лучше в этой ситуации!
- Ладн'. Я т'кое дело понимаю, эт' естественно. К'да наплыв такой силы, как у т'я, думаю стоит п'мочь. Пошли.
- Так просто-о?! – тот распахнул обалдевшие голубые глаза и последовал за шведом, который заволок его в комнату и запер дверь.
- Чтоб Тино не зашёл.
Больше всего Данию удивляла спокойная реакция Швеции. Он, конечно, знал, что тот - бесстрастный молчаливый пень, который выражать эмоции умеет лишь угрюмым взглядом, но чтобы настолько! Это больше всего походило на дружескую выручку. Или на врачебную процедуру. Ничего более. И это, хоть и выглядело от части грустно, - было невероятным поводом скрыть своё влечение к этому мужчине. Скрыть под видом нежданной эрекции.
- Бер… ты прости-и, если что…
- Не волнуйся. Т' хорошо работаешь. Я не м'гу держать на т'я зла или пр'зирать за т'кое.
Он достал из шкафа белоснежное полотенце и подошёл к Дании стоящему у стены и заглянул в его наполненные желанием глаза. А зубы при таком состоянии датчанин вообще не умеет прятать. Оксенштерна взялся стягивать с него ярко-красные штаны и бельё, спустив их почти до колен. Дания при этом ухватился за его плечи и стал громко самозабвенно стонать.
- Боже милост'вый. Что ж с тобой творится-т'. Бедный, нелегко наверн', - отчеканивал он слова, как топором резал. Его отвечные запинания никому не резали слух, так как он слишком мало говорил, чтобы эта его привычка могла хоть кому-то надоесть. Швеция окольцевал ладонью твёрдый член скандинава и стал помогать ему кончить как можно скорее. Пальцы Дании сжимали плечи шведа, царапая кожу, затем поглаживая её, словно извиняясь. Его стоны с выкриками были направлены прямо в сторону уха блондина и были такими сладкими, что сам Швеция изумлялся.
- Да-а, Бе-е-ер! – ухо Бервальда пронзила боль, датчанин укусил его острыми клыками, а стальная хватка просто уже душила несчастного мужчину.
- Д'нмак, спокойней. Т'кая процедура разве может быть т'кой буйной? Эт' всего лиш' эрекция.
- А-а-а! А-а-а!
Рука гладила и массировала твёрдую плоть датчанина, а вторая, с зажатым в пальцах полотенцем, удерживала того у стены, чтобы Дания совсем не накинулся на него.
- Бе-ер, ещё!!!
Датчанин совершенно одурел, и узнать в нём привычного весёлого, порой капризного и наивного душой парня, было невозможно. Он пылал семью огнями, как страстный любовник, скалясь, подобно кошке, и царапаясь подобно ей. Бервальд поднёс полотенце к головке и укутал её махровой мягкой поверхностью. Затем ещё несколько раз проскользнул по члену умелой рукой, во время чего Дания завыл так, что за дверью хоть глухой проходи - слух вернётся. Влага была благополучно вобрана в ткань, и Бервальд опрятно свернул полотенце, превратив его в аккуратный влажный квадратик. Он в этом деле далеко не новичок. Всё, что требовалось этому парню, это хорошо и удачно кончить, только тогда можно продолжать работу и остальные дела в этот день. Так всегда происходит и с ним самим. Когда он слишком много времени проводит с Тино.
- Заправься. Т'перь всё будет н'рмально, – низкий монотонный голос отчеканил слова.
Дания лишь запыхавшийся стоял, покрасневший от стыда, как кузов пожарной машины, и только сейчас соображающий, что только что между ними произошло. Натягивал штаны, и ему даже в сторону Швеции было страшно посмотреть. Зрачки почти болели, сузившись до размера чёрных точек. Дрожь пальцев не давала застегнуть молнию и пуговицу. Просто блуждали по ткани, пытаясь что-то сделать.
Напарник открыл дверь и вышел из комнаты.
Какое-то время тяжело дышавший мужчина не мог сдвинуться с места, чтоб выйти в холл. Да и выходить не совсем хотелось. Заправиться получилось неуклюже, но он старался, как мог. А ещё он старался не вырвать клок волос, в которые мимовольно вцепились его пальцы.

***

Отредактировано SD - Воскресенье, 23.01.2011, 21:14
 
SD
Понедельник, 10.01.2011, 22:32 | Сообщение # 8
Постов: 448
Радостная новость тут же разлетелась по всей окрестности. Дания вопит с видом счастливого психа, скачет возле Финляндии, который с блаженным вдохновением считает огромные стопки бумажных денег, разложенных на столе.
- Ну, Дания-сан, разве мы в Вас сомневались? – финн неловко усмехнулся этому обалдевшему на радостях мужчине и протянул ему руку. Дания посмотрел на него, и улыбка обнажила его коронный датский оскал. Скандинав с силой хлопнул того по пятерне, от чего маленький финн чуть не опрокинулся вместе со стулом, на котором сидел.
- Уха-ха-а! Я пошёл, найду вашего Су-сана, мерзавец, пускай меня похвалит, - и тот побрёл из домика Финляндии по сугробам, пытаясь каким-то образом по ним бежать.
Единственный, кому он ещё не рассказал о завершении работы – это Норвегия. Но ничего страшного в том, чтоб узнать об этом последним, правда же?
Швеция стоял на краю снежного обрыва в длинном до голеней пальто, укутанный в серый шарф, а рядом на снегу почивал большой синий рюкзак, застёгнутый на все молнии.
Дания не хотел сковывать себя больше и налетел на шведа сзади, как бомбардир, сдавив его талию:
- Бе-ер! Я молодец, а-а?! Хе-хе-хе.
- Молодцы – эт' я и Тино. Хозяева, слыш'л, как расхв'лили домину?
- М-м-м… слышал. – Дания прижимался к скандинаву всем телом, – Бер, а что теперь?
- Т'перь. Т'перь всё будет по-серьёзн'му. Т'перь будет три проекта. Я тольк' что придумал, 'де. И отпусти меня!
«Отпустить?»
- Д'нмак.
- Что.
- Т' почему меня тольк' что обнимал?
- Ну…
- Т' ведь с'час спокоен, как я вижу.
- Ну… Бе-ер.
Швед внимательно посмотрел на отведенные в сторону глаза и почему-то подумал про Финляндию. Ему показалось, что он упустил самое главное. Ведь, когда его настигали наплывы, для этого всегда был виновник. Всегда…
- Ты эт' ч'о, ко мне клеился?
- Что делал? Бе-ер, ну я же это вот!.. – жесты замерли в воздухе, и он понял, что ничего не может так быстро придумать в оправдание, а лгать ему попросту не хотелось. Глаза блондина давили монументальной мощью.
- Забей. Если ты эт' из-за меня, забей уже с'час.
Постепенно Оксенштерна по реакции датчанина понял, отчего тот так стонал в его руках и кончил на простыни ночью.
«Он… хочет меня?»
Разоблачённый скандинав под тяжестью взгляда своего родственника отступил назад, чувствуя стремительно переполняющее каждую его клетку отчаяние. Долго смотреть в эти глаза было сейчас невозможно. Развернулся и поковылял быстрыми шагами - словно убегая, скрываясь - к своему дому, который он делил с лучшим другом – Норвегией. Чувствуя спиной сверлящий долгий взгляд. Все построенные планы хоть на какие-либо отношения с этим мужчиной разваливались, как карточный домик, который построить заново бывает или сложно, или невозможно. Конечно, он ещё много раз будет им двоим нужен... Но кто знает, как этот карточный домик будет возводиться каждый новый раз. Кто знает, сколько раз он будет снова рассыпаться.

***

Был ли Норвегия дома, он не знал, просто побрёл на кухню и засунул голову в холодильник в поисках оставшейся от его последнего запаса выпивки. Поскольку Норвегия был сам не свой всю последнюю неделю, в этот раз выпивку он в раковину не слил.
Этим способом парень оберегал друга от скверного образа жизни, сам при этом неизвестно чем питаясь, кроме как святым духом и чаями. Его вес стал ниже нормы и не набирался. Но он сливал алкоголь в раковину. И это было забавно. Гораздо забавнее, чем ключи, имеющие тенденцию накапливаться.
Дания ухватил пальцами за горлышки пару бутылок водки и побрёл в гостиную. Телевизор шумел на всю катушку, но комната пустовала. Он молча приземлился на диван, выкрутил из бутылки пробку и закинул голову, делая глубокие глотки. Он всегда делал это быстро, чтобы не успеть впасть в панику.
- Дан, что ты делаешь!!! – Норвегия выбегает из ванной комнаты и выхватывает злосчастную бутылку из руки друга, – идиот!
- Та ла-адно тебе! Отдай… - юноша собрал спирт в охапку и понёс в ванную, - Но-ор, чтоб тебя! А ну веди себя прилично…
Дания грубо ухватил его за плечи и развернул, увидев красные заплаканные глаза маленького хрупкого скандинава и искривленные от невиданной им ранее злости и боли губы. – Но-ор?..
Пальцы будто бы сами разомкнулись, и Норвегия пошёл и разбил бутылки прямо о дно ванны.
- Я больше не дам тебе напиваться! Ты должен СООБРАЖАТЬ, кого ты трахаешь во время секса!!!
- Ч-… то?!
Норвегия, упираясь дрожащими пальчиками о край ванны, выплёвывал слова, как дракон пламя:
- Если ты ещё раз назовёшь меня НЕ по имени, я тебя убью! Я разобью твою пустую башку своей же дубиной! – голос почти сорвался, но он слишком много проплакал за сегодня, чтобы заплакать еще раз.
Дания сел на край дивана и невидящими глазами пялился в пустоту.
«Когда это я называл его не по имени? О чём базар»
- Нор. Иди-ка сюда. Пожалу-уйста, иди ко мне-е.
Парень тут же пришёл, разбитый в дребезги, но жаждущий, чтобы его собрали заново и вернули его рассудок на место. А лицо продолжало изображать презрение.
- Дай мне руку свою, Нор… - датчанин укрыл его ладонь своими двумя и закрыл глаза, прислушиваясь к тому, что он сам чувствует при этом. Что он думает, и что может сейчас думать его Норвегия. Маленькая ладонь дрожала в спокойных больших руках Дании. И он ждал, когда эта дрожь пройдёт. Норвегия сидел на подлокотнике дивана и смотрел в экран телевизора, не понимая, что там сейчас происходит. Пока его друг гладил ему ладонь, Норвегии удалось выровнять своё дыхание и сжать свои пальцы в кулак, показывая, что всё в порядке.
- Иди ко мне, Нор.
Парень опустился на диван, и Дания подмял его под себя, плотно всем телом прижимаясь к тонкой фигурке юного скандинава. Тот пристально смотрел в бездонные голубые глаза своего любимого, в них тоже читались боль и печаль, но он улыбался. Боль читалась острая, словно ничем не уступающая его собственной боли. И хоть улыбка Дании была горестной, он старался улыбаться, как всегда, чтобы успокоить Норвегию и уберечь от ненужных и скверных мыслей. Норвежец это понимал. И любовно поглаживал пушистые волосы, снова лохматые, как и бывает после каждого прожитого им дня. Волосы Дании от природы не сохраняют надолго нормальный вид, и Норвегия сейчас укладывал его прядки на свои места. Просто так, чтобы прикасаться к нему. А Дания улыбался и так же изучал его заплаканные синие глаза, как и губы, чуть заметно искусанные.
- Но-ор… что тебя так задело-то? Расскажи, Но-ор.
- Дан, ты когда приходил по вечерам домой и набрасывался на меня, кого ты представлял во время этого?
- М-м? Кого-о? Ты считаешь, что я кого-то представляю, да?
- Не имя ли Швеции ты выкрикиваешь, во время оргазма? - глаза обоих похолодели и стали неподвижными льдинками. Вопрос повис между ними в воздухе, и каждый из них долго не решался первым прервать молчанку. У каждого в голове роились свои тягостные мысли.
- Нор… - он выдохнул на грудь Норвегии, опустив затурканную голову на него. – Я видимо ничего не сообража-а-ал. Я не знаю. Я не помню ни фига!
- И что нам делать?
- М… жить дальше. Разве этого мало? И вообще… - он потыкал пальцем ему в грудь, - не груби мне так больше. Не дорос…
- Дурень ты.
- Знаю.
Они лежали так до тех пор, пока Дания не захотел спать. Он был подавлен финалом этого суматошного дня и очень устал. Норвегия с трудом выполз из-под него и пошёл из комнаты.
- Куда-а… - любимый возглас скандинава, в моменты, когда Норвегия покидал его лежать одного. – Мне будет хо-олодно…
- Я принесу тебе плед.
- Ну уж нет, Нор! Мы идём спать в постель, ты понял? Только пригото-овь мне какого-то пойла, умоля-яю, ты мне не дал напиться.
Его вообще уже было сложно понять, выпитый алкоголь с горла бутылки таки ударил по его бодрости.
Они немного выпили приготовленной Норвегией травы, которой он обычно отпаивает пьяного датчанина, и тот ухватил друга за пояс и молча повёл в их спальню. Норвегия послушно снял с себя одежду и накинул пижамную рубашку, которая не защищала его от холода. Ночью его всегда согревал горячий датчанин своим безумным телом. Они вместе откинули одеяло и зарылись в него по самые макушки. Дания сразу же оказался над Норвегией, тесно прижимая его голову к подушке при жадном глубоком поцелуе в прохладные юные губы. Чуть искусанные, но при этом мягкие и ранее не испробованные им. А тот, взволнованный таким поворотом, покрылся тёплым румянцем, так как обычно Дания его никогда не целовал. И ещё он не мог отвести глаз, настолько чудесно было смотреть на закрытые веки датчанина, на чёрные опушенные ресницы, которые почти прикасались к его лицу при поцелуе и ласке. В это раз он обращался с ним как-то по-другому. Иначе. Норвегия согнул ноги в коленках и зажал ими бедра датчанина, чувствуя, что сегодня Дания возбуждается только сейчас и только на нём. Не врывается разгорячённый в дом и не насилует его.
«Он, наверное, сегодня будет вести себя во всём по-другому. Может только сегодня и только один раз. Но хочется верить в то, что иногда этому мужчине буду нужен непосредственно только я сам. Хотя бы изредка. Хотя бы сегодня»
- Я ведь люблю тебя, Дан…
После краткой тихой фразы, упругость сильнее упёрлась в промежность Норвегии и он ничего не сможет более сказать, в последующие несколько часов так точно.

Конец.


Отредактировано SD - Воскресенье, 23.01.2011, 21:15
 
junisan
Среда, 12.01.2011, 23:00 | Сообщение # 9
Постов: 97
Интересно....) Треугольник запутаный в квадрате.
Переживала за Норвегию всей душой.


Чем нелепее и грубее кажется вам какая-нибудь деталь, тем больше внимания она заслуживает. Те обстоятельства, которые на первый взгляд лишь усложняют дело, чаще всего приводят вас к разгадке.
 
люсами
Воскресенье, 16.01.2011, 13:11 | Сообщение # 10
Постов: 636
С такой любовью описываешь взъерошенную с утра макушку Дании), SD**

и после прочтения ночи Дании со спящей Швецией теперь я точно знаю, что такое "небо в алмазах"))

Quote (SD)
- Она те' мешала?
( про прядку ) - убило)) *_*"" Швеция определённо мне нравитсяХ)

Quote (SD)
- Забей. Если ты эт' из-за меня, забей уже с'час.
как больно...просто ужас...

и вот начиная с

Quote (SD)
Они немного выпили
и до самого конца - просто удивительно написано, так тепло.. и отдаёт удивительно знакомой болью...что не чувствуешь, что ты читаешь, а чувствуешь себя участником..
SD, то, как ты пишешь, уносит глубоко в омут твоего творения и не даёт забыть прочувствованное..было жарко**

спасибо за выложенную работу! буду ждать следующую)

 
SD
Четверг, 20.01.2011, 11:47 | Сообщение # 11
Постов: 448
Боялась комментарии читать, но я успокоилась.
junisan, спасибо, рада, что фик оказался интересным.
люсами, о...
Скажу только то, что следующего ничего не будет. Это первый и последний раз пишу и выкладываю. Большое спасибо за оценку.
 
люсами
Четверг, 20.01.2011, 18:53 | Сообщение # 12
Постов: 636
Quote (SD)
Это первый и последний раз пишу и выкладываю.
:((
 
SD
Четверг, 20.01.2011, 19:27 | Сообщение # 13
Постов: 448
люсами, да, просто есть свои причины.) Не могу по обстоятельствам.
 
Level-C
Пятница, 21.01.2011, 02:13 | Сообщение # 14
Постов: 21
Это интересный рассказ,
он мне очень понравился!
Я прочитала его с удовольствием!
Но меня в фике очень задел момент,
где Норвегия плакал на снегу в одном домашнем костюмчике и шарфе,
и бранил Данию.. Задел почти до самых слез..
А так сюжет с настоящим запутанным треугольником.
А сам рассказ был таким сладким, как красная клубничка..
Я даю оценочку: 5+
 
SD
Воскресенье, 23.01.2011, 21:21 | Сообщение # 15
Постов: 448
Пришлось некоторые моменты конкретизировать. Внесла детали.

Level-C, огромное спасибо.

Quote
Но меня в фике очень задел момент,

Меня он тоже задел, как не странно... мне нравится образ Норвегии и разбираться в нём, искать его мысли, которые порождают поступки. И угадывать, как он поступит в тот или другой момент. Я не люблю чистой воды отсебятину, а наблюдать со стороны..
Во всяком случае так всегда и выходило.

Люсами

Quote
С такой любовью описываешь взъерошенную с утра макушку Дании), SD**

Правда?) Прости, не откомментила раньше, было дурное настроение.
Наверное у меня так получилось на автомате.)


Отредактировано SD - Воскресенье, 23.01.2011, 21:26
 
Форум » Читальный зал » Фанфикшен / Fanfiction » Новая Работа (Hetalia: Axis Powers, Slash (яой), NC-17)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
12:11
Обновить
:: Яойный Чат ::
Система Orphus